Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: писательство (список заголовков)
12:04 

Рецензия: Мужчины в большом городе



(2009 г., Германия, комедия)

Из шестеро, они почти не знакомы друг с другом, живут в разных районах Берлина и занимаются сугубо своей жизнью. Обычной такой, бессмысленно-бытовой, человеческой жизнью немецких мужчин. Поп-певец в годах, нетрадиционной ориентации, который видит в своем убогом и на потребу дня творчестве смысл и идею, и всем своим большим гейским сердцем желает бороться против глобального потепления. Музыкальный продюсер, который мечтает о карьере ди-джея, но вынужден продвигать на рынок бесконечно идиотское, базарное творчество попсовых исполнителей, который к тому же окончательно запутался в своих женщинах и не знает, по-прежнему ли он спит с живыми существами, или уже с пластмассовыми куклами из соседнего магазина одежды. Страховой агент, безнадежный, робкий и убогий маленький человек, скучный и абсолютно не харизматичный, который все еще надеется, что встретит шикарную женщину - и встречает ее! Но она замужем за машинистом поезда, склочным вспыльчивым ревнивцем, который до одури, сжатых кулаков, любит супругу и сына, но в гневе может убить их обоих. Предприимчивый рекламный агент, заскучавший от семейной жизни еще до ее начала, изменяет невесте. Вечный неудачник-безработный где-то на просторах большого города, у которого беременеет подруга, и этот незапланированный ребенок, совершенно ненужный, внезапно становится его смыслом жизни и возможностью доказать миру, что у каждого маленького солдата в рюкзаке лежит жезл полководца.
Все эти очень простые, интересные, сюжетные линии постепенно сплетаются в клубок, из которого в итоге вяжется одна затейливая судьба, жизненный поток большого Берлина.

Знаете, все, к чему прикладывает руку Тиль Швайгер, получается хорошим. Это аксиома, доказывают которую с десяток качественных лент, уже одобренных миллионами зрителей. "Босиком по мостовой", "Красавчик", конечно же - "Достучаться до небес", снятый по сценарию самого Швайгера. Картины на все времена, и все возрасты - сложные, глубокие, очень красивые и гармоничные. Смотришь фильм и как будто разговариваешь с добрым знакомым - он рассказывает тебе про свою жизнь. "Как дела?" - "Все в порядке. Такая история, знаешь..." и дальше люди, судьбы, диалоги, философия будней, прелесть ежедневности, приглядность бытовухи (которую так не любят изображать режиссеры, а если и рисуют, то предпочитают ударяться в ненужный, тяжелый натурализм). Натурализм Швайгера легкий, ненавязчивый и не лишенный морализаторского начала - у его героев, как у героев Копполы лично для меня, хочется учится простоте восприятия реальности. Умению быть искренними и по-настоящему крепко, любить жизнь, отвечая ей взаимностью.

@темы: писательство, рецензия

00:36 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:21 

Медитативное. Была некогда у меня мысль одна

..еще с переписки с Дитой. Попробовать нарисовать их такими, какие они обычно бывают на людях. Тут Дита написала небольшой рассказ и я подумала, что тоже хочу чего-нибудь. За пару часов набросала совсем короткую зарисовку. Вышла теплой, вроде бы.

Название: Нет.
Фандом: MUSE
Пейринг: Нет. (Внезапно, да? "Ошибки" вообще не затрагиваются, хотя был соблазн)
Автор: Lady_orange

- По-моему это неплохо.
Доминик поджал губы, когда в очередной раз услышал команду «стоп!». Беллами махнул рукой, и инструменты нестройно замолчали. Музыкальный продюсер за пультом посмотрел вопросительно и раздраженно – он был прямым и честным, всегда, когда был недоволен, показывал это. Команда остановки прозвучали пятый раз за полчаса. Доминик скинул наушники на плечи, громко несдержанно выругался – дужка зацепилась за волосы и болезненно дернула
- Мэтт, все нормально. Нормально. Понимаешь? – барабанщик легко постучал светлой палочкой из ореха по тарелке – нервный жест выдал не особо скрываемую злость.
Репетиция затянулась до полуночи. Продюсер поглядывал на время, звукари разошлись с час назад, но упрямый, упертый, истово желающий настоять на своем Мэтт не желал заканчивать, пока нужный кусок мелодии не будет проигран именно так, как чувствовал. Так, как пытался объяснить фразами типа «Сейчас спокойней, спокойней. Ты словно стучишься в дверь. Она открывается – а там кто-то тебе знакомый и ты хочешь с ним поговорить…».
Беллами за стеклом в своей небольшой заизолированной комнатке тоже скинул наушники. Не скрываясь, взбешенно потер лоб. Выдохнул, вытер шею зеленым полотенцем, швырнул его в угол. Гитара висела на перевязи, ловя слабые отсветы лампочек.
Мужчина прямо и настойчиво посмотрел на барабанщика.
- Плохо, - обронил он в микрофон, очень короткое.
- Да в конце концов…! – Дом начал и осекся, мотнул головой, оглядываясь. Вытер лоб коротким рукавом футболки. Под серо-зелеными глазами залегли тени, складки у рта стали резче, губы упрямо сжались. Влажные от пота кончики волос вились и колечками прилипали к вискам и влажной шее. В его комнатушке из-за звукоизолирующего материала, которым были обиты стены, было чертовски жарко. От него тяжело и едко пахло потом и, загнанный, он сейчас был готов послать к черту Беллами и его педантичность, трудоголизм… Вместе со всем, что делает Мэтта Мэттом.

Размышлизм. Кристофер повел себя на удивление хорошо. Не ожидала, обычно он строптивее.
Размышлизм 2. Полюбила диалоги. Вот такие, рваные. Чем ближе к обычной речи, тем лучше. Смотрится, на мой взгляд, реалистично и цельно. Без излишнего натурализма в лексике, но именно так, как говорят люди. Не люблю длинных монологов а-ля романтизм. Может, это временное, но сейчас я стараюсь делать диалог как можно более коротким и емким. Что-то в этом есть от моей любимой кинематографичности в тексте.
размышлизм 3. Эта зарисовка не о дружбе, а скорее о терпимости. Важной составляющей любого коллектива. Готовности идти на компромисс. Готовности сказать "да", когда внутри жжет внутренности "нет". ну и еще пара там мыслей, но они уже второстепенные.

@темы: MUSE, писательство, фик: MUSE, фикогенерация

21:20 

Ошибки нашего одиночества. Доп. глава 4. "Дом, дай порулить!"

Название: "Дом, дай порулить!" (Можете придумать что-то более пафосное, но это была глава-развлечение =)
Фандом: MUSE
Пейринг: БеллДом
Автор(ы): Lady_orange, Dita Teese
От авторов: Дополнительная глава к новелле "Ошибки нашего одиночества" (www.diary.ru/~Orangeland/p122254124.htm) + главы "Примирение", "Эйфория" -
(www.diary.ru/~Orangeland/p124239482.htm) + Без названия (www.diary.ru/~Orangeland/?tag=2998134).

Отдельное спасибо aliabu за вдумчивость, ясный ум и алмазной прочности терпение при правке.

Вместо предисловия.
По идее, эта глава не была заявлена в сюжетной линии (Я называю "сюжетной линией" жалкое подобие приведения в систему всех отрывков и кусков идей, которые внезапно сердечным приступом атакуют меня и Диту время от времени. На самом деле, это совсем не сюжетная линия. И когда я говорю совсем, я имею в виду ВООБЩЕ)

Мне сказали, что удобнее читать в вордовском файле, так что продолжая славную традицию - ifolder.ru/21152194

Фортепиано заняло свое место у окна. Там, где лучше всего освещение, и «биотоки, которые будут способствовать вдохновению». Безусловно…
Рабочие, перекурив за дверью, теперь очищали место работы - собирали коробки, пенопласт, мелкий сор, нанесенный вместе с упаковками. Все это время Мэтт стоял в сторонке, задумчивый, глядя неотрывно на свою покупку. Однозначно довольный, словно маленький ребенок, которому купили желанный леденец.
О, он выбирал это фортепиано долго. То и дело наведывался к продавцу, периодически звонил, никак не мог решиться. Во-первых, оно стоило баснословных денег. Во-вторых, было достаточно большим. И здесь уже была очередь Доминика медлить с решением, прежде чем дать свое согласие на вандализм, который учинят рабочие, внося покупку в квартиру. Ведь для ее установки необходимо было расширять двери, или даже разбирать стену…
Сейчас все волнения остались позади. Стену не разбирали, только расширили дверной проем, а продавец все же сделал скидку. Как одним из самых настойчивых и упертых покупателей. Ведь Мэтт осаждал эту крепость почти четыре месяца, с помощью Тома, то подбрасывая владельцу инструмента контрамарки на концерты, то помогая в каких-то несложных делах типа счетов и налогов. Доминик, оказывая посильную помощь так, как умел, честно поддерживал беседу с манерной дочерью продавца, пока Мэтт был занят переговорами. Возможно, это сыграло не последнюю роль в принятии тем окончательного решения о продаже. Великовозрастная, но незамужняя девица имела на отца огромное влияние, и даже признавалась в приватных беседах, что покупает ему галстуки и обувь – оставшийся один после смерти супруги, мужчина был совершенно беспомощен в этом вопросе. Ховард думал разоткровенничаться, что у него тоже есть некий мужчина, отчаянно нуждающийся в помощи при покупке галстуков и обуви, но вовремя промолчал. И не пожалел об этом. После того, как сделка была заключена, барабанщик с легким сердцем вычеркнул телефон девушки из записной книжки и понадеялся, что на этом комедия завершится. Через пару недель, правда, надеждам суждено было рухнуть.
- Сэр, вы точно не хотите его повернуть? Понимаете, все-таки не удобно вам с ним будет, – старший рабочий – «Элберт», как говорилось на его бейдже, - подошел к Беллами, протянул пластиковые корочки с накладной. – Распишитесь. – Мэтт завозился в поисках ручки. – Сэр, там…на резинке, - он добродушно усмехнулся.

@темы: Ошибки нашего одиночества, MUSE, чужое, фик: MUSE, писательство, йумор

01:15 

Тут наверняка есть ошибки, ну и вообще. Всех еще раз с Новым годом.

Говорят, под Новый год…

Небольшая пьеска из двух действий с антрактом, в котором можно помыть мозги с мылом.

Действие первое.

Италия, Комо. Дом МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, мужчины в самом расцвете сил и зените славы любовника Кейт Хадсон, его слава как музыканта успешно отходит на второй план. В доме также ГАЙЯ ПОЛЛОНИ, экс-невеста Беллами, горячая итальянка, почетный член лиги «Меня ненавидели фанатки» и укротительница фронтменов. На сцене богато украшенный праздничный стол, на нем сельдь под шубой, маринованные грибочки, молочный поросенок с хреном, салаты и алкоголь в неприличного количества ассортименте. От одного салата к другому ходит МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, и все пробует пальцем. Потом – ДОМИНИК ХОВАРД и ТОМАС КИРК. Потом – МОРГАН Его-фамилию-все-равно-никто-не-помнит-так-что-черт-с-ней.

Гайя, бьет экс-жениха по пальцам: НЕ ЛАЗЬ пальцами в салат, кому говорят!
Беллс, жалобно: Любимая, как же их тогда кушать?
Гайя, злобно: Ложкой, гений-Беллами, ложкой! Как все немузыканты.
Беллс, ворчливо: Ты же отлично знаешь, что ложкой – не вкусно.
Гайя: Зато салаты потом не испортятся в холодильнике. Мне что, на второе января новые готовить? Вот уж дудки, я и так перед плитой провела весь день! И бигуди не навертела, и в салон красоты не сходила!
Беллс, сюсюкая, пробираясь к салатам: Миланская булочка, ты прекрасна и сейчас! Не завитая и а-ля натюрель, то есть немного отекшая, усталая, в грязном переднике и извачканная в муке.
Гайя, тая: Ты правда так думаешь?
Беллс, смущенно: Если честно – нет, мне просто хочется зачерпнуть пальцем вон тот салат из нежной гусятины. А ты стоишь между мной и ним… (Громко.) Господи, почему женщины всегда стоят на пути к самому желанному? Женщина! Отойди от моего салата!
Гайя, поджимая губы: Как я с тобой, хамом, жила девять лет? Почему мои глаза открылись только в прошлом году? Где же они были до этого?
Беллс, наставительно: На моей божественно красивой… (Задумчиво.) … чековой книжке, полагаю.
Гайя, вздыхая: Ладно, кто прошлое помянет, тому глаз вон. Слышишь? ГЛАЗ ВОН! Не ЛАЗЬ говорю, пальцем в салат!

@темы: фик: MUSE, писательство, Пьеса с антрактом, MUSE

22:36 

Трон 2: Наследие

Вместо предисловия:

Видит Бог, не хочется мне говорить за "современного зрителя" (эту тему без меня обглодали многие рецензенты от скуки и интеллигенты от сохи), однако "Трон 2" - это все же фильм не для широкого проката. Потому что почти никто в наши дни не ожидает, что в массовый кинопрокат выйдет что-то с мозгами и сердцем. Большая доля зрителя, как древнеримский плебс, жаждет "хлеба и зрелищ", а потому покупает поп-корн и идет на "Немного беременную" или "Очень страшное кино". Потому если неожиданно некий режиссер из Америки с совсем не американской фамилией захочет снять историю с претензией на подтекст, то картинка и начинка ленты не должны, как камерное кино, быть рассчитаны только на посвященных. Не готовых к философии прямо с порога зрителей необходимо заинтересовать, а потом уже пробовать погрузить в нечто более сложное и неоднозначное, нежели гонки на флуоресцентных мотоциклах.



Эпилогом к дальнейшему я хочу взять короткую притчу:

Однажды суфийского старца Джунайда посетила группа искателей и увидела, что он сидит в окружении невообразимой роскоши. Эти люди оставили его и направились к дому крайне сурового и аскетичного святого человека, чьё окружение было так просто, что у него не было ничего, кроме подстилки и кувшина с водой. Один из искателей сказал:
— Простота вашего поведения и суровая обстановка гораздо больше нам по вкусу, нежели показные и кричащие излишества Джунайда, который, похоже, сошёл с Пути Истины.
Аскет тяжело вздохнул и заплакал:
— Мои дорогие друзья, так легко обманувшиеся внешними знаками, преграждающими человеку путь на каждом шагу, поймите это и перестаньте быть неудачниками! Великий Джунайд сейчас окружён роскошью, потому что он невосприимчив к роскоши, я же окружён простотой, потому что я невосприимчив к простоте.

"Трон 2: Наследие" - фильм "долго запрягающий", в том смысле что начала традиционной для экшена затянутой кульминации приходится ждать довольно долго.
Первые кадры демонстрируют нам идеализированную картину жизни неполной американской семьи - папа рассказывает сыну на ночь сказку, попутно поясняя зрителю, чем занимается по жизни - он компьютерный гений и разрабатывает некую игру "Трон", которая обязательно станет прорывом и прорыв этот будет всем людям на благо.

Это - основы сюжета для зрителей, которые не видели первой ленты ("Трон: Наследие" 1982 г.), по мотивам которой сняли "Трон 2". Далее - скачок во времени, и вот уже мы узнаем, что папа-гений куда-то исчез. Грустный лохматик-сын без родителя приуныл, отбился от рук и все чаще смотрит в непременно покрытое осенними дождевыми каплями окно. Новая временная склейка - и вот уже какие-то погони, мельтешения, персонажи носятся по темным коридорам, совершают непонятные действия, что-то презентуют, кого-то ругают, прыгают с крыши - все без малейшего намека на то, что вообще происходит. Не понимая, кто, кого и зачем, зритель думает, что наконец-то (фильм идет 10 минут, и по современным стандартам уже пора бы в гущу событий) начинается привычная для "экшна" затяжная кульминация. Но разогнавшийся сюжет внезапно тормозится лбом о неспешную беседу "за жизнь" между вымахавшим сынишкой пропавшего гения и его же бывший лучшим другом*.

@темы: писательство, рецензия

23:53 

М-м..была сегодня у папА в больнице. Под впечатлением написалось.

Никитка

По цвету кровь напоминала ему черешневый сок. Такая же густая, и такая же вязко-сладкая на вид, с кислинкой, от которой вяжет во рту. Никитка смотрел, как из канальца иглы, воткнутой в голубоватую вену под кожей, бежит по капле его кровь. Изнутри, словно кто-то осторожно стучится, в жгут над локтем толкался пульс. Сердце, легкое, билось неспешно и осторожно. Он вздохнул и почувствовал – легкие расширяются.
Воздух горчил от разлитого в нем запаха больничной палаты. Какой-то сухости. Привкуса пыли.
Выкрашенные в синий, блекло-грустный цвет, стены процедурного кабинета слабо бликовали, отражая свет зажженной лампы.
Кровь, словно сладкий черешневый сок, катилась по стенкам колбы вниз, постепенно набираясь до означенной чертой отметки. Он внимательно следил, чтобы вовремя сказать медсестре.
Та, не обращая внимания, занималась выложенными на стальную, царапанную каталку инструментами. Перекладывала, с осторожным звяканьем, зажимы, ножницы, крючковатые и стальные, непонятного назначения приборы. Руки в перчатках то и дело брали один из них, механически отирали, проверяя чистоту. На место он ложился в том идеальном порядке, в котором все было разложено в ее шкафчике у стены. На женщине была синяя больничная роба – халат и брюки. От нее пахло зеленкой, физраствором и, почему-то, молоком. У нее были руки, как у его матери – большие, теплые и осторожные, мягкие. Когда она обхватывала его ладонь, он доверялся ей, безоговорочно. Жесткая, потрескавшаяся подушечка под локоть, на угол каталки – чтобы удобнее было держать вытянутой руку. Молча, закусив губу, он смотрел, как тонкая игла входит в руку, над костяшкой локтя. Мимолетный, злой укус и боль проходит. Остается забавное, щекотно ощущение там, где прокололи кожу. Как будто водят аккуратным перышком из подушки или волоском.
Он большой, и не должен бояться уколов. Он лечится больше недели – и он успел привыкнуть к ежедневным процедурам. Он большой, и маме совсем не обязательно приходить сюда каждый день. Ведь он может лежать в больнице и сам. Он знает, где туалет, как вызвать медсестру среди ночи, когда приходит врач. Он уверен, что сможет даже вовремя найти нянечку, если соседу по палате станет плохо. Он почти что уверен, что и сам сможет справиться, если ночью захватит приступ. Маме не обязательно приходить, она занята.
читать дальше

@темы: мой креатив, писательство

01:47 

Ок, полная версия.

Вдохновленная вот этим вот ( www.diary.ru/~Orangeland/p137192258.htm ). И как обычно - не воспринимайте всерьез.

Шарики и ролики

Небольшая пьеска из трех действий с антрактами, в которые можно узнать, что вы зашли не на тот спектакль и убежать.

Действие первое.

На сцене три колченогих стула, старый, убитый графопроектор и дешевая школьная доска. На стульях сидят КРИЭЙТОРЫ группы «МЬЮЗ». Первый криэйтор задумчиво грызет кусочек мела, Второй криэйтор разглядывает бумаги и рвет их в порыве злости периодически, Третий криэйтор спокоен и собран – он спит.

Второй К., (громко). Придумал!

Третий К. резко вздрагивает со сна и громко рушится на пол с колченогого стула.

Третий К., (кричит). Я не продавал сведения конкурентам! Меня пытали!.. (Приходит в себя.) Все, что я сказал - неправда. Пожалуйста, не говорите Кирку. Иначе я опять в качестве наказания буду придумывать идеи для клипов.
Второй К., (досадливо). Какие, едрен батон, клипы. Коллеги, у нас на носу – что?
Первый К, (быстро). Неужели зарплата?
Третий К., (зло). Зарплату обещали, как только окупится новая ЭПИЧНАЯ сцена с огоньками. Которая вверх-вниз ездит.
Второй К., (удивленно). Ее и так китайцы делали, а таджики собирали. Дешевле только самим!
Третий К., (сумрачно). Все, что сэкономили на таджиках, потрачено на лампочки для костюма Беллами и его новую гитару. Предыдущую-то разгромил.
Второй К., (заинтересованно). Звук плохой давала?
Третий К., (лающе). Все она давала - и звук, и свет. Разве что только молока не давала! Просто он сходил к своему личному ХЕРОМАНТУ и тот сказал, что цвет гитары Беллами должен соответствовать цвету его ауры. Иначе планеты в третьем доме сложатся в жирную фигу, и больше не будет ему вдохновения.
Второй К., (удрученно). Я понял - обедать будем в ужин, а завтракать на следующий год. А слово «бонусы» вообще из словаря вычеркиваем.

@темы: фикогенерация, фик: MUSE, писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

02:57 

Часть)

Вдохновленная вот этим вот ( www.diary.ru/~Orangeland/p137192258.htm )

Шарики и ролики

Небольшая пьеска из двух действий с антрактом, в котором можно узнать, что вы зашли не на тот спектакль и убежать.

Действие первое.

На сцене три колченогих стула, старый, убитый графопроектор и дешевая школьная доска. На стульях сидят КРИЭЙТОРЫ группы «МЬЮЗ». Первый криэйтор задумчиво грызет кусочек мела, Второй криэйтор разглядывает бумаги и рвет их в порыве злости периодически, Третий криэйтор спокоен и собран – он спит.

Первый К., (громко). Придумал!

Третий К. резко вздрагивает со сна и громко рушится на пол с колченогого стула.

Третий К., (кричит). Я не продавал сведения конкурентам! Меня пытали!.. (Приходит в себя.) Все, что я сказал - неправда. Пожалуйста, не говорите Кирку. Он опять меня накажет придумыванием идей для клипов.
Первый К., (досадливо). Да какие, к черту, клипы. Если вы не забыли, коллеги, у нас на носу – что?
Второй К., (быстро). Зарплата!
Первый К., (зло). Если бы. Зарплату обещали, как только окупится новая выдвижная сцена с огоньками по рампе, которая вверх-вниз ездит.
Третий К., (удивленно). Так ее же и так китайцы делали, и таджики собирали, куда уж дешевле.
Первый К., (сумрачно). Да ну конечно, дешевле. Все, что сэкономили на таджиках, потратили на лампочки для костюма Беллами и его новую гитару. Предыдущую-то разгромил, ирод.
Третий К., (лающе). Да она и звук, и свет, разве что только молока не давала! Он сходил к своему личному хероманту и тот сказал, что цвет гитары Беллами должен соответствовать цвету его ауры. Иначе его планеты в третьем доме сложатся в жирную фигу, и больше не будет ему вдохновения.

@темы: писательство, фик: MUSE, фикогенерация, MUSE, Пьеса с антрактом, мой креатив

02:42 

Мальчик, который стал Космонавтом

Небольшая пьеса без антракта

Сцена освещена ровным тусклым темно-синим светом. На длинных веревках подвешены неровно вырезанные звезды из фольги. Иногда звезды раскачивает невидимый ветер, и тогда из-за кулис раздается тихий звон колокольчиков.

Первая звезда. Тебе не холодно? Сегодня космический ветер особенно сильный, как бы не простыла.
Вторая звезда. Нет. Мне сегодня так хорошо, что я сама себя согрею и не простужусь. Но все-таки, нам надо поскорее выйти из тени, к свету Солнца. Долго нам еще осталось плыть?
Первая звезда. Не очень. Пару лет. Но они пролетят быстро – мы же звезды. Время нам не важно.
Вторая звезда. Это только если оглянуться на прошлое, то кажется, что оно было только секунду назад. А настоящее тянется очень медленно. Мне вообще кажется, что моя жизнь – это одно тягучее «сейчас».
Первая звезда. Тогда я помогу тебе скоротать твое «сейчас» так, как это делают люди. Я расскажу тебе историю.
Вторая звезда. Я живу сотни миллионов лет. Я слышала много историй, и они все очень похожи друг на друга. Мне вообще кажется, что это одна история, рассказанная разными людьми.
Первая звезда. Может быть. В любом случае, не стоит судить о чем-то, не дослушав до конца.
Вторая звезда. И о чем будет твоя история?
Первая звезда. О мальчике. Я повстречалась с ним совсем недавно, но он успел запомниться мне.
Вторая звезда. Это только для тебя недавно, а он, наверное, уже повзрослел.
Первая звезда. Ни один человек не живет так долго, чтобы для звезд повзрослеть - все рождаются и умирают детьми.
Вторая звезда. Так ты повстречала его…
Первая звезда. …когда он был еще совсем Младенцем. Лежал себе в кроватке и агукал, пуская пузыри. Забавный мальчуган. Я забежала к нему в окно и немного посветила, чтобы было не так страшно лежать в сумрачной колыбели. Он посмотрел на меня, протянул руки и постарался схватить мой луч.

Освещается часть сцены, на ней стоит колыбель. В ней ребенок.

Голос ребенка. Яркое и теплое, что Ты такое?
Первая звезда. Не знаю. Наверное, ты можешь звать меня Звезда. Я нравлюсь тебе?
Голос ребенка. Да. Ты появилась, и не стало темноты. Благодаря тебе, я все ясно вижу. Себя. Свою комнату. Больше не страшно, потому что я знаю – есть ты, чтобы разогнать вместе с темнотой мои страхи.
Первая звезда. Хорошо. Тогда я постараюсь всегда быть рядом с тобой.
Голос ребенка. А можно тебя погладить? Мне кажется, ты мягкая и приятная на ощупь.
Первая звезда. Нет, мне очень жаль. Боюсь, тебе до меня не дотронуться. Могу только дать тебе свой Свет.
Голос ребенка. Но я хочу дотянуться до тебя.
Первая Звезда. Многие хотят, попробуй и ты. Я ведь никуда не денусь. А у тебя вся жизнь впереди.

@темы: писательство

URL
01:41 

Я тут в осаде. Интернета нет, вылазками с отцовской машины, практически под пулями и сапогами, свистящими у висков. Вот, написала, пока была в осаде. Это... ну. Довольно нетревиальная задумка, которую сначала думалось раскрыть в обычно-фантастическом ключе, но потом передумала. И взяла другую точку обзора и жанр.

Подрагивающими от старости руками она налила в рюмку коньяку. Поставила пузатый графин на скатерть. Старую, пыльную, выцветшее-белую, накрахмаленную до хруста. Часы с кукушкой и подвесными гирьками в виде елочных шишек отбили семь вечера. Мужчина беспокойно ходил по комнате, потирал руки. Невысокий, вертлявый, с подвижным, некрасивым лицом паяца из цирка, и взрывом пушистых, кудрявых темно-каштановых на голове.
- Вот это дельце. Дельце. Э, наливай полную, - он крякнул, выпил рюмку сразу, одним глотком. Не сморщился, поставил за новой порцией на стол. Пожилая женщина, в бигудях и драной шали, одетой поверх явно дорого платья, взяла графин снова, нацедила еще одну рюмку. Достала вязанье. Кинула клубки на стол, принявшись распутывать шерстяные нити.
- Это дело дрянное, не лезь, - тон у нее был безразличный. И хотя рот с глубокими морщинами у накрашенных густо-красным губ улыбнулся, водянисто-голубые глаза остались серьезными.
- Не указывай мне, - довольно грубо огрызнулся коротконогий паяц, кривляясь. Потом смягчился, произнес почти заискивающе: - Мама, прошу вас. Это дело века.

@темы: писательство, мой креатив

01:37 

Как-то я высказала мысль, что хотела бы написать пьеску для одной почти всем известной заморочки ПОЧТИ всех пишущих в фандоме фанатов. Фетиш фанатов фандома ( =) ) - позвонки Мэтта. Нет, одно время они и правда были до невозможного милые и такие заманчивые. Ну и опять же - молодо зелено. Но никто из нас не молодеет, а некоторые еще от хорошей жизни к тому же добреют в стороны, так что позвонки, как верно заметили в комментариях на форуме, пропали с глаза фанатов уже несколько лет как. Пропали они и из текстов, но недавно я снова увидела этот артефакт и внезапно подумала - все-таки это веха, негоже оставлять нежно любимый всеми штамп-фетиш без своего посвящения. Не принимайте это серьезно.

Молодость, молодость.
И позвонки.

Небольшая пьеска из двух действий с антрактом, в котором можно вспомнить, что дома остался не выключенным утюг.

Действие первое.

На сцене – квартира ДОМИНИКА ХОВАРДА, барабанщика группы МЬЮЗ, первого барабанщика в истории современного рока, которому леопардовая расцветка идет больше, чем барабанные палочки. На сцене беспорядок, разбросаны журналы, вырезки, подборка «Космополитан» за пять лет, несколько вырезок из журналов приклеены на стену («Диета: как бросить есть и не помереть», «Закодироваться: это просто! Триста советов, как бросить пить, при этом не бросая пить»)., из конца сцены в конец змеится размотанная сантиметровая лента. Потом – МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, фронтмен группы, человек-эпоха, -ураган, -счастье миллионов и горе троих, но очень несчастных людей.

Мэтт (громко). Доминик, это конец!
Доминик (удивленно). Что, так рано? А вроде обещали к две тысячи двенадцатому году?
Мэтт (досадливо). Да не миру конец. Все ГОРАЗДО хуже!
Доминик (расслабленно). Мэтт, макароны… прости, ПАСТА иногда разваривается и слипается, в этом нет ничего страшного. А, кстати, почему ты здесь? Кажется, ты сейчас должен быть на голливудских холмах? Доить коров, растить огурцы, делать счастливыми местных папарацци, кормить их голодных детей своими выходами в свет… разве нет?
Мэтт (убито). Да какие, к апокалиптической бабушке папарацци. Все пропало, Доминик. (Грустный, садится на тахту, листает журнал мод. С отвращение отбрасывает. Отпихивает подальше ногой.).
Доминик (оскорблено). А чем, простите, в таком случае, обязан? И не швыряй мои журналы. Ты думаешь, тебя-то одевают как сурового работника тяжелой промышленности? Все твои вещички из таких же вот журнальчиков Хадсон берет.
Мэтт (несчастно). Доминик, ОНИ пропали!
Доминик (начиная волноваться). Деньги? Поклонники? Голосовые связки? Ну не тяни, ЧТО пропало?
Мэтт (внятно). ПОЗ-ВОН-КИ!

@темы: фик: MUSE, писательство, Пьеса с антрактом, MUSE

03:18 

Неожиданно, в фандом пришли неплохие авторы. И оказалось, что мысли-то у всех одинаковые, по сути)

А вообще я не о том. Ночь, спать надо, а я перечитываю и думаю. Знаете, стоило придумать беллдом, стоило. И теперь я точно уверена, что то, что мы выдадим с Дитой через время будет ничуть не хуже "Ошибок". Фактически ими и являясь. Дело рук наших, воистину. То, чем на определенном этапе можно гордится как вехой. Без тени иронии или самолюбования.

@темы: писательство, фик: MUSE

00:41 

Придумалось по дороге домой.

Хотя там был и второй акт, но у меня нет времени сегодня его писать, а оставь я на завтра, все равно ничего не доделала бы. А жаль, там было пару смешных моментов=) Перед кем я оправдываюсь? Черт х)

Женщины Беллами.

Небольшая пьеса с антрактом, в котором можно сходить и поудить рыбу в аквариуме.

Сцена почти пустая. Пара стульев, диван, на стене висит дартс с приклеенной к нему фотографией Тома Йорка с пририсованными фломастером рожками и козлиной бородкой. На сцене МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, фронтмен группы, человек-оркестр и человек-загадка и человек-головная боль, от которой помогает только топор и бананы, чередуя. Он прицеливается для очередного броска дротиком мимо мишени. Рядом со стеной, на которой вист мишень, на диване лежит ДОМИНИК ХОВАРД, барабанщик группы, человек, у которого не бывает плохого настроения, скучной одежды и проблем с выбором женщины на ночь, оттого на лице у него все чаще выражение тоскливое, измотанное и пресыщенное. Он читает журнал и периодически приподнимает его, чтобы закрыться от брошенного мимо мишени дротика, грозящего проткнуть дырку в «Роллинг Стоунс». На стуле сидит КРИСТОФЕР УОЛЬСТЕНХОЛЬМ, басист группы, человек и детский сад. Он что-то штопает длинной иголкой, периодически матерясь и дуя на пальцы.

Мэтт, промахиваясь. Он как заговоренный, говорю вам. Я уже пятый раз пытаюсь попасть и все время дротик летит в Доминика.
Доминик, прикрываясь. Я начинаю думать, что заговор тут не при чем. Кто-то смотрел слишком много порнухи и посадил зрение. Или ты пытаешься меня убить.
Мэтт, задумчиво. Нет ничего невозможного. Я настолько загадочен, что иногда сам не знаю, чего от себя ждать.
Доминик, скептично. Боюсь тебя разочаровать, но «загадочностью» это называется в последнюю очередь. У нормальных людей это называется… Ой. (На него падает сверху очередной дротик.)
Мэтт, уверенно. Говорю тебе, моя загадочность иногда пугает меня самого. Вчера Кейт попросила полить ее герань, и выгулять собаку. Я полил собаку и выгулял герань, заметив, что что-то не так, только когда горшок не облаял кошку. Мне кажется, что я становлюсь все страннее. И знаешь… мне это нравится. (Спохватывается.) Крис, а почему ты молчишь?
Крис, бубнит. У меня в этой сцене роль без слов. Я здесь только потому, что нас перестали воспринимать поодиночке и везде пихают втроем. Так что чтобы не сидеть просто так я вот, прихватил шитье (Демонстрирует.) Кэлли, сами понимаете, родила, ей не до штопанья. Ну и я вот, по-отечески…
Мэтт, вопросительно. Слушай, пока мы не в слеше, и у нас есть время поговорить на темы кроме любви и отношений, я все хотел у тебя спросить – а если группа развалиться, вот ты кем будешь? Тренером по футболу? Будешь тренировать молодых ирландских детишек?
Доминик, качая головой. Зачем ему чужие? Он свою футбольную команду скоро воспитает. Всего-то… (Посчитал на пальцах.) Слушай, мини-футбольную команду он уже себе родил! Четыре полевых, вратарь…
Мэтт, со смехом. И еще пару на скамейку запасных надо, на всякий пожарный. А для участия в Чемпионате мира всего-то семерых не хватает. Ну Кэл же маленько поднапряжется, да? Пару лет у нее есть.

@темы: писательство, йумор, фик: MUSE, Пьеса с антрактом, MUSE

00:24 

Пусть будет тут. Еще одна версия опубликованного куска ссоры.

По-моему, это вообще самая первая недописанная. Я ее вроде бы даже Дите не посылала, но тут пусть валяется. Все равно из нее ничего не понятно, опять же.
Хотя могу сказать, почему Беллами настолько стремномудак - была идея показать его совсем уж без прикрас, с сорванной от злости крышей. Но тут как-то не удалось.

- Я ее знаю? – спросил Мэтт и посмотрел с прищуром.
- Кого? – Доминик крутил в пальцах незажженную сигарету. Он пытался раскурить ее уже несколько минут, но постоянно отвлекался на ответы Мэттью, который требовал внимания каждую секунду. Доминк вздохнул и потер глаза – этот разговор затягивался и он чувствовал, что ему все же не удастся избежать выяснения отношений. Как бы он не хотел свести на нет ссоры в их дуэте, он никогда не сможет достичь того спокойствия, которое необходимо при разговоре с взбешенным Мэттом.
- Эту сучку, - обманчиво спокойно ответил Беллами и достал из кармана зажигалку, пару раз чиркнул механизмом, высекая слабый огонек. Но каждый раз его задувал сильный холодный ветер, который прилетал с севера, оттуда, где виднелась светлая полоска Лондона.
- Я не понимаю, о ком ты, Мэттью, - и Доминик не врал, он действительно не знал, о ком партнер говорил.
читать дальше

@темы: мой креатив, писательство, фик: MUSE

23:37 

Анкетко на игру. Авторский мир, все дела. Решила взять персонажа и маленько поиграть

Г л а ш а т а й. Сюда, мой добрый прохожий, загляни к нам на огонек! Сегодня последнее представление нашего театра. Милый зритель, не обращай внимания, что свет криво - осветитель повесился, вот досада! Не смотри на убогость декораций, ведь наш постановщик удавился с перепоя, или сгинул в Петле – один Бог знает, да Пасть разберет. Актеров не много, но и это поправимое дело, если есть хорошенькая пьеса и пара человек, чтобы ее смотреть. Мой славный, мудрый зритель, проходи под полог, садись на теплые одеяла. Смотри, внимательный зритель, двигаются за занавесью тени. Тс-с, мы начинаем.

(С ржавым скрипом отъезжают пыльные шторы, появляется деревянная сцена. Темнота, мелькают огоньки, слышится плач ребенка.)

Г о л о с за з а н а в е с о м. История жизни нашего героя началась в Голиафе неспешно и просто. Его едва выходили врачи, он был с рождения хилым и слабым, много плакал. Но его родители, как и любые любящие ангелы, силой своей родительской веры в чудо отпоили и откормили младенца. Назвали Эриком.

(На сцене появляются маленькие тряпичные куклы – женщина и мужчина, грубо сшитые. Женщина в белом несет толстого ребенка, мужчина в темном стоит рядом. Также на сцене появляется игрушки, изображающие старого полуголого мужчину и плюшевую змею. Игрушки двигаются.)

Г о л о с за з а н а в е с о м. Дедом его был цирковой заклинатель змей, рано спившийся. Он выжил из ума и на старости лет твердил всем, что у него есть Источник, который принесли ему змеи в подарок. И хотя он не работает, но однажды… Да, впрочем, он рано помер и не оставил наследства - о таких людях и говорить нечего. Мать же Эрика была медсестрой, отец – патологоанатомом. Отражений у обоих не было, особенных качеств – тоже. Они вели тихую скромную жизнь. (Игрушки исчезают, на сцене появляется карлик в детских штанишках и два портрета – женский и мужской.) Со временем что-то разладилось. Муж стал похаживать на сторону, жена увядала. Скоро она ушла из этого мира. (Портрет женщины на сцене гаснет. Карлик бездарно изображает страдание, заламывая руки.) Отец пропадал неизвестно где неделями. Эрик рано понял, что если он хочет прокормить себя сам, надо быть изворотливым и не совсем честным. Потому что честным путем в семь лет на пропитание не заработаешь.
(Карлик на сцене изучает карточные фокусы.) Однажды отец Эрика пропал окончательно и наш герой осознал – дальше выживать он будет самостоятельно.

(Свет гаснет, снова вспыхивает по краю рампы. Обстановка на сцене бедная – пара стульев, платяной шкаф, часы. Мужчина, это ЭРИК, собирает вещи в чемодан, женщина, ЛИЗА, сидит на стуле.)

читать дальше

@темы: мой креатив, писательство

19:58 

Кстати о неудавшемся

Кусок, который уже никуда не войдет, и в принципе ни о чем не рассказывает. Просто недавно перечитала и чем-то он мне понравился. Думаю, пусть лежит тут.


Промозглый ветер дул в спину, по коже бежали электрические разряды и зябкие мурашки.
Впереди расстилался далекий горизонт, на котором светлой полоской обозначенный, невидимый отсюда, огнями горел Лондон. Морозная октябрьская ночь сквозила и пробиралась под легкую одежду. Низкие, влажно-ватные небеса, густые мрачные облака, угрожавшие снегом, надвигались темной армадой откуда-то с востока, принося с собой непонятное чувство апатии. До хруста прозрачный, чистый сельский воздух, далекий лай собак, редкие желтоватые огни в домах, видных отсюда, с крыши, как на ладони. Зябкие, голые деревца, почерневшие и словно съежившиеся от мороза. Унылого вида, растрепанные бродяги в легкой, продуваемой всеми ветрами одежде, неспешно бредут по развязшей и чуть подмороженной к вечеру узкоколейке. Идут, обнявшись, горланя пропойную песню и таща за собой в тележке свой нехитрый скарб. Колеса тележки поскрипывают, под ними хрустит, ломаясь, замерзшая чахлая травка. И вся эта картина словно насильно втиснутая между урбанизированными, современными городами, непривычная в сравнении с вечно спешащим вперед времени Лондоном. Спешащим впереди собственной страны, по большей части консервативной. Англия с трудом расстается со своими привычками, затхлыми, но отчего-то очень уютными уголками вневременности, где до сих пор живут традиции. Где старые, полуразвалившиеся домишки, и люди, которые не знают, что такое Интернет и как пользоваться сотовым телефоном, все еще ровно в пять часов подают на стол шоколадный от теплого молока чай. В глухие зимние дни такие городишки заносит снегом, и тишина, вязкая и густая, падает на улицы. Жизнь прекращается, словно люди давно ушли из этих мест, прихватив с собой все, что создает звуки.
Он помнил, знал об одном из таких городков. До сих пор приезжал туда и погружался в его дремотную топь, с трудом заставляя себя ради родных и друзей вытерпеть хоть несколько дней, не воя от тоски и убогости пустого, простого, кажущегося бессмысленным существования. Однажды его жизнь вернется на эту колею, она манила и тянула, как магнит. Слава, известность – временны, и очень быстро проходят, а старость тянется веками. Он не знал, откуда эти мысли в его голове, сам он не особенно любил рассуждать о будущем. Они просто появились внутри него и теперь, время от времени, приходили в минуты апатии или грусти, доставляя лишние мгновения уныния, отупляющего и истощающего.
читать дальше

@темы: MUSE, мой креатив, писательство, фик: MUSE

22:46 

Вот как-то так оно выглядит.

В комнату врывалось яростное, выжженное до белого, утреннее солнце. Оно освещало изящное трюмо, тяжелые бархатные шторы, легкие тюлевые занавеси за ними, колыхающиеся от легкого ветра в распахнутое на улицу окно. Пастельные обои медового цвета, софа и ростовое зеркало в псевдо-старинной раме из заменителя дерева. Картины с пухлыми младенцами и дородными кормилицами, высокие вазы, в которых стояли свежие цветы, с едва заметными каплями воды. Фотоальбом с широким потертым корешком, подписан: «Ленора Ван».
Будильник проиграл нежный мотив «Ах, мой милый Августин» и покрывало осторожно поползло с кровати, оголяя лежащие на ней кости. Белые, с выщербинами от времени – несколько полукруглых реберных, две сколотые тазобедренные, одна – голени. Череп, белесо-желтоватый, с крупной лобной костью и словно набухшими – теменными, с сеточкой коротких трещин у висков. Кровать медленно наклонилась и кости почти торжественно, небрежно скользнули на ползуны. Пол, имитирующий паркет, пришел в движение, широкая его полоса поехала вместе с костями к трюмо, где, вспучившись пузырем, отделилась панель, поднявшая кости на уровень зеркала. Маленькие манипуляторы разложили кости, многочисленные кисточки, отполировали и смахнули пыль. Капля духов – нежный, чуть сладковатый аромат поплыл по комнате. Отражаясь в зеркале трюмо, кости, начищенные, стали отблескивать. Крышка трюмо, поменяв положение, приподнялась и кости скатились на ожидающий их подъемник. читать дальше

На все комментарии отвечу чуть позже, спасибо вам за них. Просто нет времени вообще)
Я потихоньку воплощаю задуманное вчера в жизнь, это небольшие наметки того, как оно выглядит в моей голове. пока необработанное, но я планирую чуть проработать мир.

@темы: мой креатив, писательство

21:37 

Внезапно, очень радостное.

...- Счастливого утра всем жителям нашей благословенной планеты. С огромной радостью приветствую я вас в преддверии нового, счастливого дня. Он будет ясным и светлым.
Огромный, сочащийся золотым светом, город – трапеции и кубы, острые шпили, охристые высотки, эстакады, мощеные желтым кирпичом, улицы. Яркость и бесконечное разнообразие цветов в архитектуре.
… - Сегодня триста шестьдесят пятые сутки, а это значит, что наша благословенная планета совершила очередной оборот вокруг солнца, и не повод ли это для радости, добрые горожане? Ищите положительное во всем, и ваша жизнь будет полна замечательных событий.
Ниоткуда, голос тек наш планетой, падая на крыши и улицы из слезящихся рассветными лучами туч.
… - Я рада сообщить вам, что следующие сутки объявляются Днем работника массового питания. Добрые горожане, увидев представителей это избранной профессии, пожимайте им руки, говорите слова благодарности, уступайте место в транспорте. Покажите, как важен нам каждый, кто берет на себя заботу о нашей пище, о том, чтобы мы были здоровыми и счастливыми.
Раскрывались автоматически ставни окон, распахивались двери магазинов, трогались с места и начинали неспешное движение механические лестницы. Светофоры, оживая, отмеряли короткие сигналы.
…- Помните, в нашей жизни нет пессимизму. Мы смотрим в будущее с улыбкой. Жители города-Радость, этот новый день наступил для вас.
Пустыми глазницами взирали желтоватые черепа на утреннее пробуждение города. Изглоданные временем, обеленные кости сухо постукивали, если их внезапно перекатывал ветер.
Жители города были счастливы.

короткое пояснялово

@темы: писательство

20:40 

Вурдалак. Очень грустная, почти бытовая зарисовка

Василь Василич был самым заурядным гражданином своей страны. Он не был умным, очень богатым или в чем-то выдающимся человеком. Откровенно говоря, он и человеком-то не был. Обычным вурдалаком. Причем достаточно мохнатым и до крайности блохастым в звериной шкуре.
Весной у него начиналась линька, и жена гоняла и била его веником. В такие дни Василий Васильевич чувствовал себя неловко. Также чувствовали себя и гости, когда находили клочья жесткой собачьей шерсти на подушках и диванах, когда как собаки у Фроловых не было. То есть была, давно. Но глава семейства ее сгрыз, и с тех пор в доме были только канарейки или попугаи. С очень расшатанной нервной системой. И новые клетки им покупались раз в месяц.
У Фроловых не было детей. Впрочем, они были у Василь Василича. Как-то он принес домой, грязный и трепанный, пять или шесть слепых кутят. Мать-волчиха, с которой он по глупости туда-сюда, отказалась от них. А отцом, вроде как, был он сам. Но жена указала на дверь, и волчат пришлось сдать в зоопарк. Или не в зоопарк, а куда-то еще. Относила жена, а Василь Василич и не спросил. Побоялся.
Вечерами и ночами, да впрочем и днем также, простой русский вурдалак грустил. Ведь он был единственным оборотнем в их спальном районе. Дети смеялись ему в спину, взрослые прятали глаза, когда по утрам он шел за молоком. Ведь ночью у кого-то он свернул кадку с цветами, а может быть, умыкнул белье с веревки. Чтобы потом всласть порвать на клочки. Или вывозить в грязи. Мужики называли Василь Василича «Дворнягой». Они были недалеки от истины во всех смыслах.
Его никто не любил, даже собственная жена. Возможно оттого, что замуж она выходила за молодого перспективного аспиранта факультета биологии, а сорокалетие встретила с помятым жизнью и «беленькой» безработным. Да к тому же еще и полупсом-полуволком. Тоже довольно потрепанным.
Кстати, как ни странно, с тех пор как он стал оборотнем, ничего в его жизни не изменилось. Разве что раньше по ночам он просто плакал и пил, а теперь выл на луну. Поговаривали, что от тоски он зверем и сделался. Пил, пил, а потом однажды у него выросла шерсть, хвост и очень неважные, пораженные кариесом волчьи зубы. Он стал драть кошек, таскать вывешенное после стирки белье, и в тихом спальном районе все чаще продавцы ночных магазинчиков замечали большую мохнатую тень, шныряющую по помойкам. А еще он разгрызал мусорные пакеты и потрошил их на проезжей части.
Когда жена не смогла больше терпеть косые и насмешливые взгляды, она ушла. Для скромного «дворняги» это стало последним ударом.
Он думал уйти в лес, но потом решил, что боится одиночества. Потом хотел уехать к родственникам в Украину – опять же, мысль не из лучших. Его мать все еще надеялась, что в свои сорок пять сын станет человеком. И не просто человеком, а таким, что сможет помочь ей прикупить домик в хуторке, завести свиней, и провести хоть старость нормально. Не ютясь с дочерью и зятем в крохотной двушке. Кстати сестра тоже на него надеялась и просила стать человеком.
«Вот привязались» - думал Василий Васильевич и понимал – человеком ему уже не стать.
Да и не был он им никогда, откровенно говоря.

@темы: писательство

Заводной апельсин

главная