Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пьеса с антрактом (список заголовков)
01:14 

Продолжение небольшой пьески по мотивам пьесы "Легенда Раджастана" (vk.com/lady_0range?w=wall10122406_2391/all). Ребятушки, мы ведь помним, что все это фантазии, и я никакой ответственности за персонажей не несу, а равно и вообще не претендую.

Глиняная голова Виджая

(Вольное идиотское переложение классической восточной драмы Шудрака «Глиняная повозка»)

Действие третье.

Посуду бить, одежду рвать,
Верхом кататься на осле –
Ну лишь бы в чем, ну лишь бы как
Добьется славы человек.
(Древняя субхашита)

Пой, ситар – гуляй брахманы:
Глаукома, Гаутама!..
(древнеарийские поэты Адриан и Александр)

На сцене прекрасный сад дома Виджая и Радхи – волшебные, сказочные цветы, причудливый кустарник, великолепие природы во всех ее проявлениях этой климатической широты. Меж двумя изящными деревцами с тонкими витыми стволами натянута драная бельевая веревка с качающимися на ней стираными линялыми дхоти.

@темы: писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом

21:24 

По мотивам спектакля "Легенды Раджастана" пензенского Театра Доктора Дапертутто

Глиняная голова Виджая

(Вольное идиотское переложение классической восточной драмы Шудрака «Глиняная повозка»)

Пьеса с антрактом, в которой вы познакомитесь с непростой жизнью совершенно простых индийцев, изложенной в песнях, плясках, стихах, многочисленных взглядах, улыбках, намеках, вздохах, и совсем немного прозе. В антракте любой желающий может спеть, станцевать и найти у себя родинку в форме слона.

Действующие лица:
В прологе

Сутрадхара (рассказчик). Тип веселый, задорный, наглый. Изрядный любитель набить пузо за чужой счет – как и большинство писателей и излагателей, впрочем.

В драме мужчины:
Санджай, молодожен, так и не сумевший за полгода семейной жизни сложить из кубиков «ж», «о», «п» и «а» слово «счастье»; герой, но не очень-то любовник, да и финансист, скажем прямо, если и от бога, то не совсем понятно – от какого.

Ракшас, дух дюже зловредный; зловредит в основном по мелочам, но крайне по-скотски, за что сам себя любит чрезвычайно – другие же не очень.

Ами, еще более вредная зараза, но прикидывается хорошим – как и все умные злодеи; зловредит хором с Ракшасом.

Пандит, служитель Шивы – отец красавицы и умницы Радхи, служитель не ахти какой усердный, но пока ни разу высшим начальством наказан не был, отчего искренне уверен, что делает все правильно; однажды, правда, схлопочет.

Виджай, Дух Воды, сын бога Шивы, в прошлом обиталец местного фонтана, а ныне – супруг красавицы Радхи, неосмотрительно пожертвовавший каким-никаким, да бессмертием, ради земного брака – и сам, в общем-то, практически сразу понял, где сглупил, да только шкурка жабки сожжена, обратного пути нет; пытается смириться с семейной жизнью, но слово «счастье» из тех же кубиков тоже пока не складывается.

Женщины:
Пуджа, дочь богатого человека, супруга Санджая; женщина больших достоинств и недостатков столь малых, что никто их и не видит (особенно если угрожают столь серьезно, и желание перечить столь незначительно); пожинает семейное счастье с молодосупругом Санджаем, любит его искренне и слепо, за совершенно неясные другим (вполне возможно - мифические) достоинства.

Радха, дочь Пандита, служителя Шивы, вовремя выскочившая замуж за человека с хорошими связями по ту сторону колеса Сансары; ныне замужняя дама, у которой на послужках два духа и один подкаблучник; искренне считает, что заслужила все это за мучения и терпение – и в этой уверенность одинока.

Место действия — город Раджастан.

читать дальше

@темы: писательство, Пьеса с антрактом

19:14 

UPD Окончание

не могла обойти вниманием такое событие. Итак, трагицкому расплевыванию Беллами и Хадсон посвящается.

Окончательный, дописанный вариант

День открытых дверей
… а потом закрытых.

Небольшая пьеска из трех действий с двумя антрактами, в которых можно обручиться, разойтись и сделать пару детей в промежутке.

На сцене большой квадратный стол, застеленный простой, небрежно брошенной льняной тканью. На столе по-простому – «Абсолют», соленые огурцы, четыре банки початых сардин в томате, синий от тоски по родине цыпленок табака. За столом сидят МЕТТЬЮ БЕЛЛАМИ, человек-волосы, заслуженный фронтмен Йемена с вытекающими последствиями, ДОМИНИК ХОВАРД, барабанный дел мастер, умелец на все руки, хотя в основном, конечно, женские. Потом – КРИСТОФЕР УОЛЬСТЕНХОЛЬМ, человек - «шестого родите – сами всё поймете», самый басистый из всех басистов этой стороны левого полушария, ТОМ «кто женился тот я» КИРК, пиар-менеджер, каких еще поискать – и желательно подольше. В конце появляется НЕИЗБЫВНАЯ МУЖИЦКАЯ ТОСКА ПО СВОБОДЕ, обязательный атрибут любой мужской компании, бесплатное приложение к водке.
БЕЛЛАМИ (сурово): А ты не корми - он исчезнет, как таракан.

В дверь СТУЧАТ. Появляется лицо смазливого ПАРЕНЬКА.

ПАРЕНЬ (бодро): Хозяйка, а хозяйка, тут собеседование на мужа проходят?
КЕЙТ (торопливо): Тут! Сколько вас там уже собралось?
ПАРЕНЬ (быстро): С этим вот в комнате - пятнадцать!
КЕЙТ (резко): Этот не претендует. Испытательный срок ПРОВАЛИЛ. Завтра в магазин возвращать пронесу.
БЕЛЛАМИ (гордо): Я – технически сложный товар. У меня гарантия ЗАКОНЧИЛАСЬ.
КЕЙТ (легко): Значит, сразу на мусорку!
БЕЛЛАМИ (спохватываясь): Но-но-но! Не успел муж остыть – она уже кастинги проводит. Людей ПОСТЕСНЯЛАСЬ БЫ.

ПАРЕНЬ исчезает за дверью.

КЕЙТ (легко): Беллами, из людей в Голливуде только я, да продавец «Кока-колы» в баре напротив. Они мне еще год назад советовали тебя усыпить, чтоб не мучался. А я…
БЕЛЛАМИ (мрачно): А ты решила – «сам сдохнет»? Это когда ты из душа НЕНАКРАШЕННАЯ вышла – надеялась, что я от страха ласты склею?
КЕЙТ (игриво): Нет. Тогда был удачный ЭКСПРОМТ.

Появляется ГОЛДИ ХОУН.

ГОЛДИ (заливисто): Тук-тук-тук! Кто от тещи не спрятался – тот Курт Рассел!
КЕЙТ (устало): Мама, этой шутке лет столько же, сколько мне…
БЕЛЛАМИ (бормочет): …И она такая же глупая.
КЕЙТ (свысока): Ты что-то сказал, бингов БИОЛОГИЧЕСКИЙ ОТЕЦ?
БЕЛЛАМИ (громко): Кто бы мог подумать, ЛЮБИМАЯ ТЕЩА. А как вы круг от НЕЧИСТИ порвали? Я его у двери чесноком выложил…
КЕЙТ (визжит): Так вот чем неделю ВОНЯЛО у меня в прихожей. Я дмала, там кого-то УБИЛИ!
БЕЛЛАМИ (несчастно): ДА! Убили! Мою веру в человечество!
ГОЛДИ (небрежно): Дочь, к телевизору! Рокер сказал слово длиннее трех букв, сейчас замерзнет ад. Посмотрим в прямом эфире.
БЕЛЛАМИ (угрюмо): На задницу на мою голую посмотри, когда я из этого дома уходить буду.
ГОЛДИ (снисходительно): Ой, какая трагедия. Доця, приготовь совок, я сейчас с горя волосы на себе рвать буду.
БЕЛЛАМИ (заинтересованно): Голди, вас никогда не били ВЕСЛОМ ПО УХУ?
ГОЛДИ (пораженно): ЧТО-О?!
БЕЛЛАМИ (задумчиво): Вот и меня не били. Зачем же мне тогда весло под кроватью? Загадка…

Бормоча, удаляется.

Занавес. Антракт.

Действие третье.

На погруженной в темноту сцене мягко разгораются два пятна света. Зритель видит две фигуры в разных концах сцены. МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ сидит у декорации стены, обнимая колени. КЕЙТ ХАДСОН стоит у противоположной декорации стены, слегка опираясь на нее. Свет дается немного назад, что обрисовывает фигуры, но оставляет их в тени.
БЕЛЛАМИ (спокойно): Ты знала, что современные названия семи нот возникли из строчек гимна святому Иоанну? В восходящей октаве монахи пели «дай силу и чистоту недостойным губам и голосовым связкам рабов твоих»…
КЕЙТ (тихо): Понятия не имею, что делать с этой повальной модой на глупые бессюжетные фильмы. Они такие дорогие и такие пустые. Мне скучно.
БЕЛЛАМИ (плавно): Иногда я думаю – зачем составлять из нот песни? Неужели недостаточно их изначальной красоты и чистоты. Мне кажется, я только порчу их, когда пытаюсь собрать в мелодию...
КЕЙТ (задумчиво): На днях я видела сон. В нем было больше идеи и смысла, чем во многих картинах моего Голливуда и Голливуда моей матери.
БЕЛЛАМИ (погружено в себя): …словно малый ребенок собирает нелепую пирамидку из работ Фаберже.
КЕЙТ (непринужденно): Сложно сказать в искусстве что-то, после Гомера и Шекспира. Мы занимаемся репликацией. Бесконечно повторяем многажды сказанное.
БЕЛЛАМИ (разочарованно): Я оглядываюсь назад и вижу, как беспорядочно и странно все, что я сделал за эти годы. Что останется на этом земле, когда я уйду под нее? Я называл песни своими детьми, но теперь у меня есть ребенок. Как я ошибался…
КЕЙТ (с любовью): Или все-таки нет?... Когда я держала на руках крохотного Райдера, когда медсестра принесла мне Бинга… Я не знаю ни одного фильма, книги, песни, которая описала быть хоть на секунду близко то, что я ощущала в этот момент. Наши дети – вот источник для вдохновения.
БЕЛЛАМИ (тепло): Когда я думаю, что буду жить далеко от своего ребенка, мне невыносимо – тяжело и страшно. Все замерзает во мне от этих мыслей.
КЕЙТ (ободряюще): Мы оба знаем, что этого не будет. Ребенок будет твоим и моим, всегда рядом. Ему будет хорошо.
БЕЛЛАМИ (грустно): Никому теперь уже не будет хорошо.
КЕЙТ (тихо): Ты патетичен, Беллами, но наша жизнь это вызов хаосу. Мы упорядочиваем его каждым поступком. Все, что я сделала – упорядочила тот хаос, который творился в нашей семье с момента объединения. Я расставила все по местам.
БЕЛЛАМИ (удрученно): Возможно, мы действительно заигрались в отношения. Симпатия не означает любовь, секс - отношения. Совпадение взглядов не означает готовность к детям.

Медленно загорается третий источник света – по центру сцены. Там – третий человек. Как и предыдущие, персонаж в тени. По очертаниям невозможно угадать, мужчина это или женщина.

КЕЙТ (ласково): «Сегодня возьми то, что сегодня, ибо не думай, что завтра придет, и ты возьмешь больше»
БЕЛЛАМИ (просто): Тогда возьми все, что ты у меня взяла, а я буду доволен тем, что взял у тебя. На этот раз, как мне кажется, я не упустил шанса стать лучше.
КЕЙТ (счастливо): Отпускаю тебя.
БЕЛЛАМИ (шепотом): Спасибо и прощай.

Два света гаснут, остается только третий силуэт. Человек садиться на сцену, скрестив ноги, обхватывает голову руками в жесте задумчивости и одиночества. Последний источник света гаснет.

Занавес.
запись создана: 10.12.2014 в 01:57

@темы: писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

00:00 

Продолжение

Заяц несудьбы (Ч2)

Небольшая пьеска с антрактом

Италия, Венеция. На сцене декорация венецианского Гранд-Канала – изображая прибой, за сценой усердно булькает горлом звукорежиссер, слышатся крики чаек (это тоже звукорежиссер). На картонке неумело нарисовано закатное солнце, которое, почему-то, садится прямо в головы нарисованных же гондольеров.
На переднем крае сцены деревянные декорации гондолы, в которой ведут светскую беседу ТОМАС КИРК – непререкаемый авторитет у китайских рабочих на заводе по производству фанатских сувениров, человек с интересной судьбой, познакомиться с которой мечтает налоговая полиция Британии; рядом с ним ЖАКЛИН, верная оруженосица и особа, приближенная к императору, будущая жена и нынешняя невеста, человек, на которого записаны все дома и яхты, а также группа МЬЮЗ.
Также в гондоле стоит водитель лодки – но из-за отсутствия бюджета у пьесы он картонный.

ТОМАС, радостно: Три часа задержки, две разбитых тобой об мою голову БУТЫЛКИ, и вот мы здесь!

@темы: MUSE, Пьеса с антрактом, фик: MUSE

21:15 

Закончила!!!!

«Дело было на Комо …»

Небольшая пьеска из двух действий с антрактом, в котором можно пойти и написать пьесу получше.

На сцене два стула, освещенных перекрестными огнями софитов и слабым светом с рампы. Остальное пространство не освещено. Поочередно за сценой в микрофон раздаются голоса МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, вокалиста, пианиста, человека с репутацией человека, лишенного всякой репутации и гордящегося этим; ГАЙИ ПОЛЛОНИ, итальянки с большой буквы «Ж», сексолога, психолога и просто хорошего человека.

Г о л о с М Э Т Т Ь Ю Б Е Л Л А М И. «Здравствуйте, уважаемая Гайя Поллоньевна. Пишу к вам из своего собственного дома в Соединенных Штатах Америки, пребывая в состояниях сытой благости и счастливого семействования. Невеста моя ныне – Катерина Хадсовна, родила мне маленького ребеночка, который ором своим еженочным радует меня все больше и больше, а аппетитом богатырским заставляет урезать расходы на раскрутку альбома. Существование мое радостно, я полон ожиданий на будущее, планов и идей на свою творческую карьеру, а о Вас вспоминаю исключительно редко – чаще всего тогда, когда смотрю на наш домашний террариум, ибо такой змеюки как Вы – поискать еще на белом свете. Добрым словом Вас, Гайя Поллоньевна, как и обещал, не поминаю, и вообще не поминаю Вас ни по каким поводам. Вы можете быть совершенно уверены, что из жизни моей вы вычеркнуты рукой твердой и безапелляционной. Пишу к Вам исключительно с надеждой похвастаться перед Вами своим счастливым без Вас времяпрепровождением, ибо помню, как Вы кричали мне, в рожу метая тарелку, что без Вас я захерею, зачахну и буду влачить поскудное существование «ресторанного игралки».
запись создана: 07.07.2013 в 12:21

@темы: фик: MUSE, писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом

00:22 

По мотивам твитта Келли



"Мы с Авой будем присутствовать на вечере с Кристофером. Нашла идеальное платье..а потом увидела его цену".

На сцене КЕЛЛИ УОЛЬСТЕНХОЛЬМ, заслуженная жена Ирландии, Италии и Соединённых Королевств, шестикратно мать и восмикратно чемпион мира по бегу за детьми с препятствиями, КРИСТОФЕР УОЛЬСТЕНХОЛЬМ, отец-героин, заслуженные усы твиттера, заслуженная рука музыки, заслуженная нога футбола. Декорации магазина, в углу картонный охранник,который хватает за руку маленького картон ного вора на глазах и ковыряющей в носу картонной девочки и писающей на кустик картонной собачки в витрине. На переднем плане у рампы манекен с ПЛАТЬЕМ.

Келли, задумчиво: Милый, ты веришь в переселение душ?
Кристофер, мрачно: Если мы опять о том, чтобы твоя МАМА пожила у нас до выходных два месяца весь этот год - то я скорее верю в переселение БАСИСТОВ.
КЕЛЛИ, ещё более задумчиво: Определённо.
КРИС, подозрительно: Келли,от твоего тона мой кошелёк холодеет и съеживается, а кредитная карта пытается спрятаться в чековую книжку. Что ты задумала?
КЕЛЛИ, серьёзно: Ты знаешь, я почти точно уверена, что вэтоплатье переселилась душа моего БРЮЧНОГО КОСТЮМА. Который ты, с похмелья,накормил завтраком, сводил в кино и успешно поздравил с Днём годовщины свадьбы.
КРИС, едва слышно: Между прочим, он был хорошей женой. Мы договорились следующий отпуск отметить на Карибах...
КЕЛЛИ, не слушая, примеряет: Сзади жмет, впереди сборится, ткань плохая,сшито-ложноножками, производитель-Китай, эскпортер- Турция, главный офис вообще в России, цвет неудачный, фасон не новый,сидит как мешок с картошкой... (про себя) Но вчера его уже одевала Хадсон... ХУЖЕ УЖЕ НЕ БУДЕТ. Надо брать!

P.S.А кто-то мог бы перевести это на английский? Я бы кинула Келли ссылку, подбодрить ее))

@темы: фик: MUSE, ментальный стриптиз, Пьеса с антрактом

00:51 

Дорогие друзья и друзья подешевле!

Всех с наступившими праздниками и отступившим похмельем!

Вот и подошли к концу страшные дни мрака и конца печени. И теперь, когда все таблетки выпиты, годовой запас иммодиума съеден, а многих из нас больше никогда не пустят в некоторые бары и рестораны нашей необъятной родины, пришло время возвращаться к нормальной жизни.

Я искренне рада, что мы вместе пережили эти дни. Это значит, что есть ещё порох в кладовых родины и не перепились ещё богатыри на Руси. И в знак доброй воли и трезвой памяти я презентую всем вам небольшую праздничную пьеску. И клятвенно обещаю в ближайшие дни наверстать своё категорическое молчание в эти две недели целым фонтаном бессмысленного, но жизнерадостного бреда.

С новым гадом! (Праздничная опупея)

США, Лос-Анжелес. Дом семейства Беллами. 24 декабря, день. На сцене гостиная, по стенам которой развешаны мандарины, огурцы, помидоры, фонарики фен-шуй, клочки шерсти, чьи-то зубы, детские погремушки – что угодно, кроме праздничной мишуры. В комнате почти нет мебели, только посредине ее на плетеном коврике возвышается искусственная елка. Ее украшает МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, исключительный человек исключительных недостоинств. В праздничной мандариновой маске через все лицо лежит звезда всяческих подмостков, многажды мать и почти оскароносица (если не сказать хуже) КЕЙТ ХАДСОН. Часы бьют 5 вечера.

БЕЛЛАМИ, недовольно: Надоела мне эта сантехническая елка из туалетных ершиков. У нее такой запах, как будто я съел сантехника!
ХАДСОН, примирительно: Не привередничай, пупсик. Настоящие елки рубят только упаденцы, аморалы и твой брат Пол. А он демократ и хам. Рубить деревья плохо! Нельзя насиловать природу.
БЕЛЛАМИ, деловито: А помидоры с огурцами НАСИЛОВАТЬ можно? Развесила тут продуктовый магазин, пластиковой сосульке некуда упасть.

читать дальше

@темы: фикогенерация, фик: MUSE, писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

00:36 

Отправляла на конкурс, но он не состоялся...

...пусть будет достоянием общественности.

Героическое полотно гуашью по салфетке «Опять двойка».

Небольшая пьеска из одного действия без антракта, в котором можно посадить сына и родить дерево в порядке живой очереди.

Америка, Лос-Анжелес, Голливуд. Дом четы Беллами-Хадсон, самый дорогой в округе из-за золотого дымохода, мраморного половичка и рва по периметру, в котором плавают акулы, ракеты «Земля-Небо», водолазы с оружием и три литра слез гостей четы, которые каждый раз вынуждены через этот ров перебираться по трясущейся канатной дороге, норовя свалиться к голодным водолазам и нестабильной от сырости ракете. На сцене прихожая, на полу - шкура медведя, на двери – антилопы, на стенах –соперниц Хадсон по Оскару на лучшую женскую роль, всюду расклеены листовки с надписью «Нет еде после шести», «Хочешь кукурузы – посмотри на свою волнистую задницу», «Три постулата успеха – не спать, не жрать, работать!». Скромный плакат «Свободу работникам капиталистической Германии!» завешен огромной фотографией актрисы с Оскаром, чье лицо замазано лаком для ногтей и на него приляпана кривая фотография лица Кейт Хадсон.
В комнату входит МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, человек-песня - не задушишь, не убьешь; человек-капитализм – всех достали разговоры о нем; человек и адронный коллайдер – хрен поймешь что такое, и лучше бы не изобретали. Вслед за ним – КЕЙТ ХАДСОН, актриса, звезда, такая-то мать; дважды родительница, многажды жена.

Беллами (досадливо). ...В гробу я видал ваши линейки. В векторных тапках! Что б еще раз под дождем гель мочить, а потом класснухе в потную ручонку тридцать фунтов совать, «на ремонт» - это в последний раз!

@темы: фик: MUSE, писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

07:52 

Кошмарики

Небольшая пьеса из двух действий с антрактом, в котором можно высадиться на луну, найти долбанных вдохновивших Беллами инопланетян и привезти на землю – расхлебывать заваренную кашу.

Действие первое.

Америка, Лос-Анжелес. На сцене полутьма, гримерка. Единственное освещение от ламп на зеркале. Вокруг полнейший хаос из разбросанной одежды, украшений, косметики – на люстре мотается галстук, на зеркале – подранный чулок, в аквариуме с удивленными рыбками плавает женская туфля 43-го размера, губная помада пробила стекло и теперь торчит наполовину за сценой. Лицом к зеркалу, спиной к зрителям на стуле сидит КЕЙТ ХАДСОН – кинодива, затмившая талантом лучших актрис немого кино (с цветным и говорящим кино пока косяк), за ней стоит темная фигура парикмахера – видна только его спина, затылок, и руки. По сцене с самым несчастным видом бродит МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, мастер гитарного жанра, человек-ракета, -гель, -сюрприз, инфарт-микарда-вот-такой-рубец!.

Мэтт, взволнованно: Ну козочка моя!..
Хадсон, сурово: Нет!
Мэтт, подлизываясь: Ну ястребочек мой!
Хадсон, рублено: Нет!
Мэтт, ласково: Ну трицератопсик мой рэксик!
Хадсон, громко: Да ты глухой, что ли?! Не знаешь слова «нет»? Улица «Сезам» тебе в помощь. Или большая советская энциклопедия.
читать дальше

@темы: фик: MUSE, Пьеса с антрактом, MUSE

23:42 

Третий день

... мусолю этот текст. Не могу, засыпаю посередине.
Надеюсь, вас эта участь не постигнет, и вы дочитаете хотя бы до второй трети. Это на тему песни Madness. Ведь никто же из нас не поверил, что она и правда посвящена Кейт, да?
Ведь мы-то знаем, что на самом деле Беллами шел извиняться к цветочнику. И только потом из текста пропали слова "флорист", "прости мне 20 копеек" и "мне нужна любовь, а как бабу без цветов уговорить?".

Гром в рою

Небольшая пьеска их двух действий с антрактом, в котором можно познать истину, и продать газетчикам и пропить гонорар

Англия, дом ДОМИНИКА ХОВАРДА. На сцене интерьер зала – пол залит чем-то мокрым, на вещах пожарная пена, потолок в разводах, на полу, стенах и потолке четкие следы ботинок. Среди разрухи и хаоса ДОМИНИК ХОВАРД – барабанщик группы МЬЮЗ, человек широких взглядов и узких джинсов, полный талантов, король гендерной двусмысленности – он в идеально отглаженных брюках, белоснежной рубашке и дизайнерских тапках на босу ногу; рядом с ним МЭТТЮ БЕЛЛАМИ, мужчина, чьи критично скромные размеры сполна компенсированы величиной эго – он взъерошен, местами рван и крайне сыр.

ДОМИНИК, спокойно: А в следующий раз тебя без предупреждения бросят крокодилам.
МЭТТ, гневно: Между прочим, это была ДОЛЬЧЕ!
ДОМИНИК, четко: ХРЕНОЛЬЧЕ. Небось, на рынке блошином купил?
МЭТТ, шипит: В БУТИКЕ! По БЕШЕНОЙ цене оторвал!

@темы: фик: MUSE, Пьеса с антрактом, MUSE

00:35 

В связи с...

МЬЮЗ накрыла целая лавина несчастий - начиная от неудавшегося во всех отношениях выступления на закрытии Олимпийских игр (да, ужасная подтанцовка, я ИМЕННО ВАС имею в виду!), и заканчивая совершенно дешевым, ужасно неприглядным с профессиональной и чисто человеческой точки зрения клипом на песню про то, как у Мэтта палец прилип к пластинке - и он его никак не мог отодрать. Так рождалась легенда. Кто же виноват во всех несчастьях?

Причина всех бед

Небольшая пьеска из двух действий с антрактом, в котором можно основать преторианскую церковь

Действие первое

Англия, Лондон. На сцене темно. Слышно журчание воды по явно канализационным трубам, писк крыс и отдаленно напоминающий человеческую речь мат бомжей где-то далеко. Кто-то всхлипывает и зовет маму. В одном из углов вдруг вспыхивает свет. В неверном огоньке зажигалки видны лица четырех человек. Это МЭТТ БЕЛЛАМИ, человек, которому пришлось написать гимн для Олимпиады, чтобы пустили на ее открытие – все предыдущие разы его заворачивали еще на фейс-контроле; ДОМИНИК ХОВАРД – человек, который неумение бриться и причесываться превратил в моду; КРИСТОФЕР УОЛЬСТЕНХОЛЬМ – который, несмотря на шесть детей, все еще верит в чудо и таблетки от беременности; ТОМАС КИРК, человек, который всегда ответственный и крайний, а оттого нервный и похож на еврея.

Голос БЕЛЛАМИ, повелительно: Все готовы?
Голос ТОМА, отчетливо: Я против! Прошу занести в протокол.
Голос БЕЛЛАМИ, грозно: Протокол съели крысы, но я запомню. Итак - все готовы?
Голос КРИСА, лениво: А когда будут подавать напитки?
Голос БЕЛЛАМИ, сварливо: Когда здесь будут садиться самолеты. Я последний раз спрашиваю – все готовы?

(Молчание)

Голос БЕЛЛАМИ, облегченно: Ну наконец-то. Тогда позвольте начать…
Голос ХОВАРДА, сосредоточенно: Ой, а мы уже начинаем? Подожди-подожди, у меня тут нитка на шлевке от подгибки отпоролась. Ужасный конфуз.
Голос БЕЛЛАМИ, визжит: Вы издеваетесь?!
Голос КРИСА, в гробовой тишине: Да.
читать дальше

@темы: MUSE, Пьеса с антрактом, мой креатив, писательство, фик: MUSE, фикогенерация

01:31 

Я выиграю!

Небольшая пьеска в одно действие без антракта, все и так слишком долго ждали.

Действие первое.
Голливуд, холмы. На сцене колченогие табуретки, одноногий горбатый стол, бычки на рампе в ассортименте. В углу гитара с фигурно порванными струнами, которые загнуты в слово "мудак", там же барабан с воткнутыми в него с особой жестокостью палочками. За столом МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, лидер и звезда всея музыкальнаго небосклона, господин и повелитель земель морских и сухопутных, незаконнорожденный гениальный пасынок в третьем колене непорочного союза Энштейна и Маркса с легким налетом божественных черт; напротив ДОМИНИК ХОВАРД - работяга-драммер, человек плавучих принципов и еще более неустойчивых на ногах правил, звезда больших и малых кабаков.

Беллами (надрываясь): Я ВЫИГРАЮ! Я ЗАВОЮЮ! Я ПОВЕРГНУ! ПА-БЕ-ДЮ! (краснеет с натуги)
Ховард (лениво): Беллами, расслабь кобчик, это всего лишь ШАХМАТЫ.
Беллами (гневно): И что? Кто им дал право ТАК ходить?
Ховард (зевая): ГААГА. читать дальше

@темы: MUSE, Пьеса с антрактом, фик: MUSE, фикогенерация

00:02 

Кстати о навозе

... Незаконченное.

Сколько звезду Грэмми не корми...

Англия, Лондон. На сцене студия и бардак. Бардаком заведует МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, звезда полей, отец детей и муж женщин, в свободное от голливуда время музыкант и певец; звезда тусовок и шведских столов задумчиво дергает гитарную струну, почти силой вырывая из нее жалкие, больные гриппом звуки; также на сцене ДОМИНИК ХОВАРД - единственный человек в мире, завоевавший в честном бою с Пэрис Хилтон черный пояс по моде, почетный леопард голливуда и окрестных деревень, заслуженный дядя, примерный блядун и законопослушный похититель женских сердец - похититель ковыряет барабанной палкой в ухе раскапывая, судя по глубине ушедшей внутрь палочки, авгиевы конюшни. также в комнате КРИСТОФЕР УОЛЬСТЕНХОЛЬМ - заслуженный футболист всея Мьюз, человек-безалкогольный праздник, которым своим присутствием портит любую вечеринку, если только не приходит туда уже когда все перепились; мистер Здоровая печень и грустные глаза сидит и разглядывает на сайте газонокосилки.

Беллами, задумчиво: В деревню, что ли, податься? В глушь, в Самару...
Ховард, флегматично: К тетке?
Беллами, размеренно: ...к водке. Устал - сил нет. Приемы эти ваши светские, дети. Террор на кухне, издевательства за спиной. Я в этот Голливуд как будто за пивом зашел - в трениках, с авоськой. Так и остался не местным. А я, может, свиней, приусадебное хозяйство хочу...
Крис, иронично: Как от жены в деревню убегать - это ты фермер, а как моей теще огород вскопать - так ты долбаный творец. Ни молока с тебя ни мяса, Беллами, в деревне. Даже не подоить - какой с козла удой... Вон, альбом вырасти. Посадил, теперь удабривай.
Беллами, досадливо: Удабривать - это к Ховарду. Он в этом квартале по навозу специалист. Третий трек мне в гавно превращает. Мы к оконанию сессии такими темпами на третье место в стране по производству удобрения выйдем.
Ховард, ровно: Зато стране аграрный сектор поднять поможем.
Беллами, сурово: Я тебе сначала поле под посадки набью...В своей Вики Крайер план по навозу сдавать будешь. Хоть пятилетку в три года. Взял халтуру на дом - имей совесть заниматься ей в свободное от работы время.

@темы: Пьеса с антрактом

00:52 

История одной фотографии

США, Белый дом, Ужин каких-то там корреспондентов. На сцене большой холл - между колоннами бродят приглашенные гости, они ведут полную достоинства беседу, жадно поглядывая на огромный стол, уставленный едой. Те, что приехали пораньше, успели сбегать к столу и поменять свои карточки приглашенных гостей, поставив поближе к мясному и красной икре; приехавшие позже пытаются провернуть то же самое, но более удачливые зорко контролируют территорию; градус агрессивности повышается с появлением новых гостей; особо ловкие на ходу тырят и суют в корсет куски семги, мраморного мяса и коньяк бутылками. У самой "хлебной части стола", с алкоголем, бужениной, и карточками Обамы и его супруги, дежурит ДЖОРДЖ КЛУНИ - актер больших и малых бюджетов, человек-Оскар, секс-символ обоих полов и всех возрастов (кроме младенческого - над чем сейчас он плотно работает, снимаясь в голливудской драме "Животики Бо-Бо: неизвестные драмы Телепузиков"), изредка он метким пинком ноги отгоняет конкурентов; тех, кого не пнешь, давит интеллектом.
На сцене появляется КЕЙТ ХАДСОН - актриса, секретный шпион ФБР, уши которой работают как переносной спутниковый передатчик для ракет ВВС ближнего боя и МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, человек-греческая трагедия в семи актах, где в первом акте герой умирает, в четвертом, так и не воскреснув, ломает ногу, в пятом оказывается женщиной, а в шестом и седьмом сидит под сценой и метко кидается какашками в других актеров, которые хоть как-то пытаются спасти этот идиотский спектакль от коммерческого провала.

Клуни, удивленно: Кейт, к тебе что-то прилипло.
Хадсон, отмахиваясь: А, это не прилипло. Это Мэтт.
Беллами, восторженно: Уи-и! Кейт, я в Белом доме! Смотри, я сейчас нацарапаю "Обама - проклятый гегемон!" на обеденном столе! (достает перочинный ножик)


фото:

читать дальше

@темы: фик: MUSE, писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

22:51 

Мэтт Беллами (...) заявил о своем намерении создать сольный проект, в котором смог бы сильнее раскрыть себя и свои способности. Мэтт также сказал, что если идея увенчается успехом, музыка будет горадо лиричней.

"Я устал от масштабных выступлений на стадионах по всему миру. Это утомляет. Сочинять шикарные, сложные и мелодичные песни - это здорово, но порой хочется раскрыть себя в другом направлении. Меня переполняют разные чувства, большинство которых я не могу излить в песнях, исполняемых Muse. Создание офсайд проекта, даст мне эту возможность...


В самоволке

Одноактная пьеска для тех, у кого быстро отсиживается попа

На сцене побитые жизнью, молью, гастролирующими цыганами, местными алкашами и неаккуратной уборщицей Джейн подмостки клуба "Синий конский...(дальше неразборчиво)". Покореженные запыленные софиты, подгнившие доски. Чьи-то штаны развешаны над сценой - они сушатся. На сцене стоит колченогий, стул типа табурет. На стуле, по-птичьи поджавши под себя ногу, сидит МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, мужчина в самом расцвете всего, что скоро отцветет, человек, подаривший миру тридцать гениальных песен и восемь миллионов анекдотов (и все про себя). МЭТТЬЮ небрит, помят, дремуч и угрюм. На его лице топорщится колючая заросль из чахлой щетинки, больше похожей на полуобритый, а местами безжалостно выщипанный вручную кактус. Того же колора.
В руках у него акустическая гитара, такая же суровая и обжеванная жизнью, как хозяин.

Беллами, прищурившись: Я вижу, в зале пять человек. Это на пять человек больше, чем вчера - а значит, концерт все-таки состоится! Дорогие - хотя не очень-то и дорогие, всего по три фунта - друзья, сегодня я, наконец-то, презентую вам свою долгожданную сольную программу. На первой премьере я не успел доиграть второй трек - все куда-то делись, но СЕГОДНЯ... Сегодня я решителен как никогда с тех пор, как начал сольную карьеру! Пусть от меня отвернулись все, к кому раньше спиной стоял я; пусть мне больше никто не льстит, не мажет волосы гелем, не помогает связями завоевывать Грэмми, не варит фуагра из самых толстых французских гусей, не делает тридцать земных поклонов моей вырезке из газеты, чтобы вылечится от прыщей и геморроя...пусть. Настоящий бард одинок, суров и свободен! Мне нравятся эти... эм-м...
Голос из зала: Облезлые стены?..
Беллами, вдохновенно: МНОГОЕ ПОВИДАВШИЕ стены, этот...
Голос из зала: Запах ссанья?
Беллами, пафосно: ЗАПАХ СВОБОДЫ, этот...
Голос из зала: Пьяный чувак на раме?
Беллами, с прононсом: ДУХ ЕДИНЕНИЯ. Пусть нет многотысячный стадионов, контрактов, подлиз из шоу-бизнеса, готовых на все фанаток, двадцати видов минеральной воды в холодильнике и смягчающих и ароматных лепестков роз на стульчаке унитаза в отеле... Пусть. Но теперь вы все узнаете НОВОГО меня! Неожиданного, искреннего. Я пою только о том, что меня ДЕЙСТВИТЕЛЬНО волнует!
Голос из зала: Чувак, футбол скоро.
Беллами, торопливо: Все-все, начинаю. Итак, из последнего. О себе. (Склоняется над гитарой, поет тонким блеющим голосом)

Одеяло...Убежало,
Улетела простыня,
И подушка, как лягушка!
Ускакала от меня.

Я за свечку - свечка - в печку!
Я за книжку -Та бежать
И вприпрыжку под кровать!

Я хочу напится чаю,
К самовару подбегаю,
Но пузатый от меня
Убежал, как от огня...

Беллами, удивленно: Эй? Куда все делись? А, черт...футбол начался.

Занавес.

@темы: фик: MUSE, писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

11:17 

Неопровержимые доказательства

Небольшая пьеска из одного действия без антракта, потому что нормальным людям в буфете делать нечего.

Пригород Лос-Анджелеса, поместье Хадсоншир, утро. На сцене огромная кровать с балдахином, от вида которой возникает чувство неполноценности даже у королевских опочивален, над кроватью висит огромная хрустальная люстра на 200 свечей, от вида которой любой квитанции за свет становится плохо и огромный резной шкаф в котором может поместиться Нарния целиком и еще останется место для пары-тройки соседних королевств. В кровати, почти погребенный под огромной пуховой подушкой, спит МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, человек, который в детстве Совесть променял на конфетку, конфетку обменял на Чувство вкуса, а Чувство вкуса потерял, но нашел по дороге Веселый идиотизм, с которым живет до сих пор. Потом – КЕЙТ ХАДСОН, женщина, у которой по странному стечению обстоятельств, нет мужа, но есть три сына, один из которых приблудился сам.

БЕЛЛАМИ, плюмкает губами: Нет, Дом, нет! Хватит текилы! Иначе я превращусь в кактус, и меня будут жрать мыши! А вдруг они укусят меня за нос?.. Кому я без носа нужен буду?..

В комнату входит КЕЙТ ХАДСОН.

ХАДСОН, резко: Беллами! Рота, подъем!
БЕЛЛАМИ, сквозь сон: Кирк, твоя собака опять на меня лает. А прошлый раз нассала на ботинок и в ботинок… фу, девочка, фу!

@темы: MUSE, Пьеса с антрактом, писательство

00:03 

via draconyshainsky: Фронтмен группы Muse, Мэтью Беллами, признался, что в работе над новым материалом ему очень помогает нынешняя спутница жизни - голливудская актриса Кейт Хадсон.

Кейт стала музой исполнителя. По словам Беллами, на все, что он пишет сейчас, очень повлияли его чувства к актрисе и отношения с ней.

Посмотрим, насколько хорошо это влияние, когда Muse выпустят новый материал!



Нью-Йорк, вилла Хадсонов-Беллами.

Беллами (радостно): Музочка моя! Я записал песню для нового альбома! Послушай! (поет) Glacier's melting in the dead of night And the superstars sucked into the supermassive!...
Хадсон (не дослушав, мечет в Беллами тапком): Офонарел, убогий? Какие льды, какие дыры? Ты хоть понимаешь, что надо мной весь Голливуд обхохочется с такими намеками? Устроил мне тут песни и пляски малых народов галактики. Иди и новую песню рожай. И чтоб не хуже сына была!

5 дней спустя.

Беллами (настраивая гитару): Нежная фиалка полисадника моего, я написал новую песню! (поет) I want it now I want it now Give me your heart and your soul!..
Хадсон (не дослушав, мечет в Беллами фарфоровый сервиз): А чтоб тебе всю жизнь штаны со стразами носить, холера! Что еще за воровской жаргон? (передразнивает) "Отдай сердце", "отдай душу". Да меня за такое в тюрьму посадят, за соучастие! Сотри и пленку съешь! А марш в студию. Хоть живи там, а песню новую пиши.

5 дней спустя.

Беллами (с энтузиазмом): Демократия желудка моего и печенок моих, я написал новую песню! (поет) I'm falling down And fifteen thousand people scream...I'm falling down Five thousand houses burning down...
Хадсон (не дослушав, мечет в Беллами жбан с обедом): ТЫ СОВСЕМ С ГЛУЗДУ ДВИНУЛСЯ?! Усама Бен Ладан хренов! Что еще за массы орущего народу? Что еще за горящие дома?! Под статью меня подведешь, террорист! Невыездной сделаешь! Всю жизнь в рекламе КОКА-КОЛЫ сниматься буду! Пошел вон отсюда, поэт-песенник, орало трудовых масс! Хоть мхом в студии зарасти, а привези НОРМАЛЬНУЮ песню!.. (мечет прицельно жбан) И обед свой забери, чучело-мяучело!

Месяц спустя

Хадсон (радостно): ...ну вот! Можешь же, когда хочешь! Можешь же! Ну, спой еще раз вашу НОВУЮ песню!
Беллами (мрачный, поет): Милая моя, солнышко лесное, где в каких краях встретишься со мною...

Занавес

@темы: фик: MUSE, Пьеса с антрактом, MUSE

22:11 

Давно хотела начать это писать

Обновила.

«Дело было на Комо …»

Небольшая пьеска из двух действий с антрактом, в котором можно пойти и написать пьесу получше.

На сцене два стула, освещенных перекрестными огнями софитов и слабым светом с рампы. Остальное пространство не освещено. Поочередно за сценой в микрофон раздаются голоса МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, вокалиста, пианиста, человека с репутацией человека, лишенного всякой репутации и гордящегося этим; ГАЙИ ПОЛЛОНИ, итальянки с большой буквы «Ж», сексолога, психолога и просто хорошего человека.

Г о л о с М Э Т Т Ь Ю Б Е Л Л А М И. «Здравствуйте, уважаемая Гайя Поллоньевна. Пишу к вам из своего собственного дома в Соединенных Штатах Америки, пребывая в состояниях сытой благости и счастливого семействования. Невеста моя ныне – Катерина Хадсовна, родила мне маленького ребеночка, который ором своим еженочным радует меня все больше и больше, а аппетитом богатырским заставляет урезать расходы на раскрутку альбома. Существование мое радостно, я полон ожиданий на будущее, планов и идей на свою творческую карьеру, а о Вас вспоминаю исключительно редко – чаще всего тогда, когда смотрю на наш домашний террариум, ибо такой змеюки как Вы – поискать еще на белом свете.
запись создана: 29.01.2012 в 22:50

@темы: MUSE, фик: MUSE, Пьеса с антрактом

23:43 

К вопросу о возросшей благодаря Беллами популярности Рахманинова

Сен-Санс, возмущенно: А это, Беллами, Рахманинов!
Рахманинов, бряцая киллограмовой цепочкой "Серега" на шее: Всем чмоке в этом чате. Как чо, скелетики, могильные черви не беспокоят? (садится на диван)
Сен-Санс, убито: Посмотри, во что ты дух великого композитора превратил!
Рахманинов, сплевывая в фикус: А чо? Мне моя известность нравится. Клевые чики мое музло на звоночки ставят, вконтактике публикуют. Я модный пацан теперь. Они, правда, в нотах - как гиббон в грамоте, ну так я не фельдиперсовый, чтоб нос выше хохолка задирать.
Беллами, холодея: Это кто?
Сен-Санс, удрученно: Рахманинов, Сережа. Знаешь он какой был, до твоих-то интервью и славы у молодежи? Интеллигентный, дамам руки целовал, ни одного могильного червячка не шугнул в своей жизни...в смысле - нежизни. А теперь? Как увидел себя на Фейсбуке и Вконтакте, так не вылезает. Совсем осовременился. Ноты путает!
Беллами, мычит: Э-э... ну типа... моя-то в чем вина? Я типа... массы образовывал.
Сен-Санс, язвительно: Спасибо, образовал. Это я про арию Далилы не говорю. Я в гробу вертеться устал, огонь трением выжег. Сам чуть не спалился и соседей перепугал. Никакого нам загробного от тебя покоя!
Беллами, сочувственно: Ну кто ж знал!
Из угла, громкое: Я знал!

Появляется призрачный ДЖИММИ Хендрикс. Достает призрачную бутылку пива и призрачный кокаин. Высыпает в банку пива, мешает и пьет.

Беллами, ошарашенно: Ты-то когда помереть успел?
Джимми, удивленно: Да я пока в ящик и не играл.
Беллами, сбито с толку: А чего ж тут делаешь?
Джимми, спокойно: Лежу я себе в кокаиновой коме, как обычно после обеда, смотрю: Беллини и Рахманинов идут. Спрашиваю - куда? Они - в сон к Беллами. Ну а я кривой, что ли, вечеринку пропускать. Дай, думаю, и я к Беллами зайду. Давно ж не виделись-то.
Рахманинов, настойчиво: Э, пацанва, может из ноток самокрутки сварганим? У меня тут могильная травка есть. Заторчим по-взрослому, музыкой поглючим.

Сен-Санс громко рыдает в углу.

@темы: Пьеса с антрактом

00:55 

Допишу послезавтра, пожалуй.

Семейный праздник

Небольшая пьеса из двух действий с антрактом, в котором можно загадать желание на падающую елку.

Действие первое.

США, Нью-Йорк. На сцене декорации квартиры семейства Беллами. Все старательно украшено к Рождеству – на стенах висят картины с праздничными сюжетами, куда вместо голов персонажей приклеены вырезанные из фото головы хозяев. Во всю сцену наверху видна растяжка с орфографическими ошибками: «Санта, приходи к нам трезвым и с подарками», чуть ниже приписка «Если нетрезвый все равно приходи». На мебели рождественские пледы, в камине стоит плазменный телевизор, который показывает горящее пламя, елка украшена наградами и призами музыкальных конкурсов, фантиками от съеденных конфет и муляжом совы, явно откуда-то украденным. В углу навалены огромной кучей коробки в подарочной обертке. Горят свечи, посредине комнаты сидят МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, вокалист, скандалист и вечный активист комсомольского движения «Юннаты за свободу от капиталистов», а также два его отпрыска – один в люльке, второй с леденцом за щекой. МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ рассказывает сказку.

Беллами, загадочно: И тогда Санта-Клаус увидел, как горько плачет маленький Мэттью Беллами, сжалился над ним, и. несмотря на тяжелое огнестрельное ранение в бороду и навсегда отбитый от увиденного аппетит к кленовому сиропу, принес мальчику под елочку волшебный самоисчезающий в момент шухера бульбулятор и тридцать три невидимых сексуальных Снегурочки… (задумался) Ну а маме, конечно же, Оскар за лучшую женскую роль, таблетки от жадности и самомнения.
Райдер, подозрительно: А что МНЕ Санта принесет под елочку?
Беллами, быстро: Учитывая, что помощники Санты просрали из-за плотного графика рождественские распродажи, скорее всего магическую Бритву-самобрейку и Кошелек-ДеньгиЙок. (под нос)

@темы: фик: MUSE, писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

Заводной апельсин

главная