11:17 

Lady_orange
Неопровержимые доказательства

Небольшая пьеска из одного действия без антракта, потому что нормальным людям в буфете делать нечего.

Пригород Лос-Анджелеса, поместье Хадсоншир, утро. На сцене огромная кровать с балдахином, от вида которой возникает чувство неполноценности даже у королевских опочивален, над кроватью висит огромная хрустальная люстра на 200 свечей, от вида которой любой квитанции за свет становится плохо и огромный резной шкаф в котором может поместиться Нарния целиком и еще останется место для пары-тройки соседних королевств. В кровати, почти погребенный под огромной пуховой подушкой, спит МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, человек, который в детстве Совесть променял на конфетку, конфетку обменял на Чувство вкуса, а Чувство вкуса потерял, но нашел по дороге Веселый идиотизм, с которым живет до сих пор. Потом – КЕЙТ ХАДСОН, женщина, у которой по странному стечению обстоятельств, нет мужа, но есть три сына, один из которых приблудился сам.

БЕЛЛАМИ, плюмкает губами: Нет, Дом, нет! Хватит текилы! Иначе я превращусь в кактус, и меня будут жрать мыши! А вдруг они укусят меня за нос?.. Кому я без носа нужен буду?..

В комнату входит КЕЙТ ХАДСОН.

ХАДСОН, резко: Беллами! Рота, подъем!
БЕЛЛАМИ, сквозь сон: Кирк, твоя собака опять на меня лает. А прошлый раз нассала на ботинок и в ботинок… фу, девочка, фу!
ХАДСОН, грозно: Беллами, едрить тебя в Мадрид, просыпайся немедленно!
БЕЛЛАМИ, во сне: Дом, почему включили боевые сирены? Война, ядерная тревога, или опять кто-то ТРОГАЕТ МОЕ ПИАНИНО?!
ХАДСОН, зеленея: Беллами, не проснешься сейчас – прощайся со мной!
БЕЛЛАМИ, во сне: Крис, я слышу, как ПОЮТ АРФЫ! Это небесные ангелочки, или за нами санитары из наркодиспансера приехали?

КЕЙТ ХАДСОН прицельно мечет вторую огромную подушку.

БЕЛЛАМИ, вскакивает: Атас! Война! Зетанцы! Лазеры на изготовку! Живыми мы им не сдадимся! Анальный зонд не пройдет!!!
ХАДСОН, устало: Беллами, да ты им ни с той ни с той стороны не интересен. У тебя же вместо мозгов плодовое пюре, замешанное на пропагандистских страшилках.
БЕЛЛАМИ, разочарованно: А, это всего лишь ты. А я думал, что меня наконец-то забирают.
ХАДСОН, сквозь зубы, обиженно: Забирают, Беллами, мочу на анализ. А твое похищение состоится только через мой труп.
БЕЛЛАМИ, наивно-восторженно: Ты меня так любишь, что пожерствуешь…
ХАДСОН, быстро: … Зря я, что ли, двойное гражданство оформлял и понтовалась перед курами из Ярмарки тщеславия, что в Англию переезжаю.
БЕЛЛАМИ, удрученно: Вот за что я тебя люблю, Кейт, так это за честность. Ты мне всегда говоришь правду, если это не касается твоего возраста, веса и количества денег, которые берешь с моей кредитки.
ХАДСОН, сурово: Далась мне твоя кредитка. И вообще я пришла поговорить не о том! (Садится на кровать, держит торжественную паузу) Меня. Сегодня. ПОДТАШНИВАЕТ!
БЕЛЛАМИ, гнездуясь в одеяле: И..?
ХАДСОН, еще более грозно: А ты знаешь, ПОЧЕМУ?
БЕЛЛАМИ, спокойно: Милая, ты вчера выпила столько, что вытошнило бы команду футболистов. Ты же, когда тебя уносили, требовала «рюмашку на посошок»! Странно, что ты вообще живая и не в наркотической коме.
ХАДСОН, язвительно: Просто я закусывала.
БЕЛЛАМИ, ядовито: Удила ты закусывала. На вечеринке больше тебя пил только Дом. Но этот вообще спортсмен-тяжеловес. Он как муравей, может принять на грудь алкоголя в два раза больше, чем весит сам.
ХАДСОН, зло: Меня НЕ ПОЭТОМУ тошнит.
БЕЛЛАМИ, пристыжено: Милая, ну те сушеные тараканы… были шуткой. А ведь правда они НА ИЗЮМ похожи?
ХАДСОН, серея лицом: Ты за это ответишь кровью.
БЕЛЛАМИ, вопит: НЕТ! Только не добровольное донорство ОПЯТЬ! Я боюсь игл, медсестер, кушеток и бордового цвета!
ХАДСОН, скрипя зубами: Еще одна попытка.
БЕЛЛАМИ, задумчиво: Ну не знаю. На кейтаре я не играл, фильмы с Энн Хэтуэй не смотрел, Оскар твоей мамы не полировал, в носу не ковырялся, Рахманинова ребенку не включал, танец маленьких утят с Домиником не танцевал… От чего ЕЩЕ тебя тошнить может?
ХАДСОН, рычит: Беллами! Когда меня подташнивает, это НЕОПРОВЕРЖИМОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО, что мне изменяют!
БЕЛЛАМИ, досадливо: Ну здрасьте. Милая, КОГДА? Когда мне на это время найти? Писать альбом, терпеть тебя, пить с Домиником, играть в футбол с Крисом, шалить и снимать в туалете музыкантов студийного оркестра с Кирком, горевать о непопулярности с Морганом, складывать и есть ЛЕГО с Бингом, давать звезды мальчишкам из соседнего поместья с Райдером, писать песни, валять дурака, эпатировать фанатов, придумывать глупые ответы для интервью… И ЕЩЕ ИЗМЕНЯТЬ?! Мне заняться больше нечем? У меня на вас всех ЛИБИДО не хватит. Я ж не Крис, мне шесть детских и семейный обед на восемь с половиной персон не нужен. Я, конечно, люблю вечность, но продолжать себя в ней в таком количестве не хочу. Потомки от меня устанут. К тому же, зетанцы обещали…
ХАДСОН, уверенно: Мой организм не может ошибаться. Я это чувствую своим животным началом!
БЕЛЛАМИ, укоряюще: Да ты хоть раз своим человеческим чего-нибудь почувствуй. Иди вон, с Бингом позанимайся. А то у него рефлекс – ты его на руки берешь, только когда папарацци рядом. И вообще я нашей няньке не доверяю. Она слушает Radiohead, а их поклонники – скользкие типы!
ХАДСОН, повышая голос: Не ври мне!
БЕЛЛАМИ, возмущенно: Да не вру я тебе! Чтоб мне с места не сойти, есть одно фуагра, стать демократом, полюбить манную кашу и признать, что инопланетян не существует.
ХАДСОН, робко: Точно-точно?
БЕЛЛАМИ, четко: Точно-точно. Чтоб мне гитару в руках не держать и на одном кейтаре играть.

ХАДСОН внезапно всхлипывает.

БЕЛЛАМИ, испуганно: Милая! Ты чего? Ноготь сломала? Тушь потекла? Роль в комедии отобрали? Атеросклеротическая бляшечка ты моя, коброчка ты моя королевская, замыкание ты мое короткое, ну не реви!
ХАДСОН, подвывает: Во-о-от! Думала – мужика нормального оторвала, бабника. Думала – будет о чем с подружками, в КОЙ-ТО ВЕКИ поболтать! Так нет же – мало того, что любит, так еще и НЕ ГУЛЯЕТ. Меня же девчонки НЕ ПОЙМУ-УТ! Засмею-у-ут. Издеваться будут!
БЕЛЛАМИ, сбито с толку: Слушай, бросай ты свой шоу-бизнес, а? Там же гиен больше, чем в зоопарке. А в зоопарке их целых пять!
ХАДСОН, шмыгает носом: А ты обещаешь мне за какой-нибудь девкой ПОТАЩИТСЯ? Ну хоть чуть-чуть, для виду?
БЕЛЛАМИ, строго: Смотря за какой. Я на что попало не зарюсь – я разборчивый. Но для тебя…
ХАДСОН, лукаво: Кейт Мосс тебе подойдет? Или старовата?
БЕЛЛАМИ, робко: А может, Энн Хэтуэй?
ХАДСОН, сквозь зубы: Не нарывайся. А то Элтона Джона натравлю.
БЕЛЛАМИ, быстро: Ну Кейт Мосс так Кейт Мосс. В крайнем случае, в кресле-качалке посидим и в покер поиграем.

@темы: MUSE, Пьеса с антрактом, писательство

URL
Комментарии
2012-03-03 в 14:38 

:lol: Хосподи, ну как всегда улыбнуло до ушей! Спасибо! :vict:

2012-03-03 в 14:56 

Lady_orange
карамелька с вишней, да не за что, все для вас
)

URL
   

Заводной апельсин

главная