Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:14 

UPD Окончание

Lady_orange
не могла обойти вниманием такое событие. Итак, трагицкому расплевыванию Беллами и Хадсон посвящается.

Окончательный, дописанный вариант

День открытых дверей
… а потом закрытых.

Небольшая пьеска из трех действий с двумя антрактами, в которых можно обручиться, разойтись и сделать пару детей в промежутке.

Действие первое.

На сцене большой квадратный стол, застеленный простой, небрежно брошенной льняной тканью. На столе по-простому – «Абсолют», соленые огурцы, четыре банки початых сардин в томате, синий от тоски по родине цыпленок табака. За столом сидят МЕТТЬЮ БЕЛЛАМИ, человек-волосы, заслуженный фронтмен Йемена с вытекающими последствиями, ДОМИНИК ХОВАРД, барабанный дел мастер, умелец на все руки, хотя в основном, конечно, женские. Потом – КРИСТОФЕР УОЛЬСТЕНХОЛЬМ, человек - «шестого родите – сами всё поймете», самый басистый из всех басистов этой стороны левого полушария, ТОМ «кто женился тот я» КИРК, пиар-менеджер, каких еще поискать – и желательно подольше. В конце появляется НЕИЗБЫВНАЯ МУЖИЦКАЯ ТОСКА ПО СВОБОДЕ, обязательный атрибут любой мужской компании, бесплатное приложение к водке.

БЕЛЛАМИ (возбужденно): … и вот тогда она запускает в меня кастрюлей!
ХОВАРД (пьяно): Беллами, побойся Боно, какая кастрюля? В твоем доме из кухонных принадлежностей – одна кухарка. А ей кидаться неудобно и вразрез трудового законодательства.
БЕЛЛАМИ (обиженно): Ну звон-то был как от кастрюли!
ХОВАРД (весело): Так это пустой эмалированный таз звенел, который у тебя вместо башки!
БЕЛЛАМИ (грустно): Оно, конечно, может и таз. Но, Ховард, этот таз ей СЫНА РОДИЛ!
ХОВАРД (задумчиво): То-то я думаю, в кого твой БИНГ такой сияющий.
БЕЛЛАМИ (тоскливо): Куколка моя, лялечка моя. (вдруг рыдает в сгиб локтя) Без матери теперь вырастет! БОБЫЛЕМ!
ХОВАРД (досадливо): Бобыль, Беллами, это растение такое, из отряда ЛОПУХОВЫХ. А сын твой и так без отца рос.
БЕЛЛАМИ (горько): Ай нанэ-нанэ… Э-э… Ой-ёй-ёй! ГОРЕ ТО КАКОЕ! И в кого он теперь вырастет!
ХОВАРД (сметливо): В кого - в кого, в ДЕПУТАТА. У него ж детство – прямо мечта пиар-менеджера. Мать – актриса, отец – идиот, растила – няня, из родственников – крестный отец-пьянь.
БЕЛЛАМИ (истово крестясь): СПЛЮНЬ! В нашей семье не было депутатов, и слава Боно, – НЕ БУДЕТ.
ХОВАРД (тихо): Вы алкоголиками и артистами ДОБИРАЕТЕ. Это ж надо, какая стерлядь твоя Хадсон.
БЕЛЛАМИ (с нажимом): Она, все она! (глотает залпом полста грамм) «Белое не носи, обтягивающее – не надевай». А если мне ИДЕТ?!
ХОВАРД (несчастно): Чучело ты мяучело британского посола, я ж про вашу размолвку!
БЕЛЛАМИ (понимающе): Вот-вот. На нее мне и запретила белое одевать. Мол – журналисты неправильно поймут. Решат – ты в белом, а, как всегда, в д…

ШУМНО ВХОДИТ ТОМ КИРК, с шампанским в одной руке и огромной пачкой носовых платков в другой (а из кармана торчит, конечно же, скрытая камера).

КИРК (громогласно): Ну-у, о чем вы тут, без меня?!
БЕЛЛАМИ (тяжело): Про УДОБРЕНИЯ.
КИРК (согласно): Вот и правильно. Сегодня праздник, надо о хорошем.
ХОВАРД (непонятливо): Что за праздник?
КИРК (громко): День НЕЗАВИСИМОСТИ!
БЕЛЛАМИ (довольно): Э нет, у нас тогда ГОД независимости. А лучше ПАРА ЛЕТ независимости. Хватит мне этих баб на ближайшую пару альбомов. НАХЛЕБАЛСЯ!
КИРК (живо): Кстати о нахлебаться. Чем вы тут разговляетесь, подружки?

ХОВАРД уныло указывает на вылизанную изнутри «Абсолют»

КИРК (по-отечески): Ага, бедствуем, значит. Тогда дядя Кирк принес вам немножечко хорошего настроения. Оно шло вместе с упаковкой «Хеннеси Иксо».
БЕЛЛАМИ (счастливо): Ангел ты мой хранитель!
ХОВАРД (холодно): Сам его потом с трансвестита в гей-клубе отскребать будешь, ангел Все-Похеритель. Я держал градус тоски и без алкоголя. С водкой БЕЛЛАМИ заставить страдать каждый дурак сможет.
БЕЛЛАМИ (ярко): Кстати о мучениях. А давайте я вам расскажу, как она меня КАШУ есть заставляла?! МАННУЮ!
КИРК (заинтересованно): С комочками?!
ХОВАРД (страдающе): Кирк, ты с ящиком Пандоры играешь…
БЕЛЛАМИ (переходит на ультразвук): С КОМИЩАМИ! (рыдает так горько, что махом выпивает непочатую Хеннеси). И без сахара! И вообще у меня была не жизнь, а сплошной ДЖАСТИН БИБЕР! Где мои ШАПОЧКИ ИЗ ФОЛЬГИ?!
ХОВАРД (в ужасе): Мы разбудили зверя…
КИРК (сосредоточенно): Срочно прячем всю фольгу в доме. Сейчас он будет делать ПРОТИВОЗЕТАНСКИЙ ШЛЕМ.

ВХОДИТ КРИСТОФЕР УОЛЬСТЕНХОЛЬМ. В руках у него огромный плюшевый инопланетянин, игрушка синей телефонной будки и диск «Звуки природы: Перфоратор. Лучшее».

КРИС (радостно): О! Вижу, вечеринка в разгаре. На каком мы этапе? Отрицание, гнев, ТОРГИ?
ХОВАРД (гробовым голосом): Мы, Кристофер, на этапе ШАПОЧЕК.
КРИС (серьезно): Тогда я вовремя. Прими мои ПОЗДРАВЛЕНИЯ, корешок.
БЕЛЛАМИ (сурово): Мандрагора тебе корешок. А я – мученик. Меня от сына отлучили, от семьи… ОТ ГОЛЛИВУДА! (патетично) С кем мне теперь коротать долгие, скучные… ПРОБКИ в МАЙАМИ?! Не позвонит мне теперь КЛУНИ, не предложит накатить… шифер на его сарай, промочить… ноги в его бассейне, облапать… его цветочный ВАЗОН, который надо из одного угла в другой переставить. Как мне теперь жить без светских приемов с пьяным БРЕДОМ ПИТТОМ и синей от злости АНДЖЕЛИНЫ ДЖОЛИ?! Гастрит теперь, опять же, не лечить…
ХОВАРД (непонятливо): Это почему?
БЕЛЛАМИ (громко): Так ЯЗВА Ж УШЛА!
КИРК (серьезно): Звучит как ТОСТ!
КРИС (торжественно): По этому поводу – презенты! Вот тебе (дарит инопланетянина) походная жена в тур, вот (дарит синюю будку) намек на то, что тебе уже никакой ДОКТОР не поможет, вот (вручает диск) подарок твоим будущим бывшим соседям слева. На долгую, так сказать, о тебе память. Пусть включают почаще, когда из дома будут уходить.
БЕЛЛАМИ (растроганно): Дай-ка я тебя задушу… В смысле – ОБНИМУ.
КРИС (тепло): Не надейся. Моя шея выдержала шесть ездоков и целую группу пьяниц-дармоедов.
КИРК (с намеком): Но-но-но. Я бы попросил у моей шеи лавры самой насиженной НЕ ОТБИРАТЬ!
КРИС (примирительно, с бокалом): За натруженные шеи!
БЕЛЛАМИ (радостно): За камни с плеч!
КИРК (тостуя): За свободу пролетариата!
ХОВАРД (твердо): А я ПРОСТО ВЫПЬЮ. Я – синяк, мне можно.

Занавес. Антракт.

Действие второе.

На сцене квартира ЧЕТЫ БЕЛЛАМИ-ХАДСОН. Царит ужасный беспорядок - на полу валяются вещи, собранные чемоданы у двери. На стуле без одной ножки балансируя сидит МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ, отец одного ребенка и трех миллионов поклонников. В раскрытом чемодане роется КЕЙТ ХАДСОН – заслуженная кукушка США и соседних демократий, золотой призер соревнований «Побег от мужей на дальние расстояния с детьми и препятствиями».

КЕЙТ (сосредоточенно): Так. Теплые вещи собрала, зеленого инопланетянина упаковала, книги по конспирологии упаковала и сожгла…
БЕЛЛАМИ (обеспокоено): Бульбулятор, бульбулятор не забудь!
КЕЙТ (досадливо): Да там твой бульбулятор. Сразу под носовыми платками.
БЕЛЛАМИ (довольно): И носков три пары, только чтоб без дырок!
КЕЙТ (самодовольно): Ну ЩАС! Без дырок не для тебя куплены. Не приданое, в конце-концов, собираю. Барана для будущей невесты сам закалывать будешь, без моей кредитной карты. Давай, в темпе, пост сдал - пост принял.
БЕЛЛАМИ (насуплено): Тоже мне, пост. Так – ПРИВАЛ.
КЕЙТ (сдержанно): Вот и славно. Отдохнул – дай место другим. Ну что еще – шапку теплую положила, кроссворды, одноразовые тапочки, пять гитар… Ховарда, надеюсь, в чемодан пихать не надо, сам выметется?
БЕЛЛАМИ (сурово): А ты не корми - он исчезнет, как таракан.

В дверь СТУЧАТ. Появляется лицо смазливого ПАРЕНЬКА.

ПАРЕНЬ (бодро): Хозяйка, а хозяйка, тут собеседование на мужа проходят?
КЕЙТ (торопливо): Тут! Сколько вас там уже собралось?
ПАРЕНЬ (быстро): С этим вот в комнате - пятнадцать!
КЕЙТ (резко): Этот не претендует. Испытательный срок ПРОВАЛИЛ. Завтра в магазин возвращать пронесу.
БЕЛЛАМИ (гордо): Я – технически сложный товар. У меня гарантия ЗАКОНЧИЛАСЬ.
КЕЙТ (легко): Значит, сразу на мусорку!
БЕЛЛАМИ (спохватываясь): Но-но-но! Не успел муж остыть – она уже кастинги проводит. Людей ПОСТЕСНЯЛАСЬ БЫ.

ПАРЕНЬ исчезает за дверью.

КЕЙТ (легко): Беллами, из людей в Голливуде только я, да продавец «Кока-колы» в баре напротив. Они мне еще год назад советовали тебя усыпить, чтоб не мучался. А я…
БЕЛЛАМИ (мрачно): А ты решила – «сам сдохнет»? Это когда ты из душа НЕНАКРАШЕННАЯ вышла – надеялась, что я от страха ласты склею?
КЕЙТ (игриво): Нет. Тогда был удачный ЭКСПРОМТ.

Появляется ГОЛДИ ХОУН.

ГОЛДИ (заливисто): Тук-тук-тук! Кто от тещи не спрятался – тот Курт Рассел!
КЕЙТ (устало): Мама, этой шутке лет столько же, сколько мне…
БЕЛЛАМИ (бормочет): …И она такая же глупая.
КЕЙТ (свысока): Ты что-то сказал, бингов БИОЛОГИЧЕСКИЙ ОТЕЦ?
БЕЛЛАМИ (громко): Кто бы мог подумать, ЛЮБИМАЯ ТЕЩА. А как вы круг от НЕЧИСТИ порвали? Я его у двери чесноком выложил…
КЕЙТ (визжит): Так вот чем неделю ВОНЯЛО у меня в прихожей. Я дмала, там кого-то УБИЛИ!
БЕЛЛАМИ (несчастно): ДА! Убили! Мою веру в человечество!
ГОЛДИ (небрежно): Дочь, к телевизору! Рокер сказал слово длиннее трех букв, сейчас замерзнет ад. Посмотрим в прямом эфире.
БЕЛЛАМИ (угрюмо): На задницу на мою голую посмотри, когда я из этого дома уходить буду.
ГОЛДИ (снисходительно): Ой, какая трагедия. Доця, приготовь совок, я сейчас с горя волосы на себе рвать буду.
БЕЛЛАМИ (заинтересованно): Голди, вас никогда не били ВЕСЛОМ ПО УХУ?
ГОЛДИ (пораженно): ЧТО-О?!
БЕЛЛАМИ (задумчиво): Вот и меня не били. Зачем же мне тогда весло под кроватью? Загадка…

Бормоча, удаляется.

Занавес. Антракт.

Действие третье.

На погруженной в темноту сцене мягко разгораются два пятна света. Зритель видит две фигуры в разных концах сцены. МЭТТЬЮ БЕЛЛАМИ сидит у декорации стены, обнимая колени. КЕЙТ ХАДСОН стоит у противоположной декорации стены, слегка опираясь на нее. Свет дается немного назад, что обрисовывает фигуры, но оставляет их в тени.
БЕЛЛАМИ (спокойно): Ты знала, что современные названия семи нот возникли из строчек гимна святому Иоанну? В восходящей октаве монахи пели «дай силу и чистоту недостойным губам и голосовым связкам рабов твоих»…
КЕЙТ (тихо): Понятия не имею, что делать с этой повальной модой на глупые бессюжетные фильмы. Они такие дорогие и такие пустые. Мне скучно.
БЕЛЛАМИ (плавно): Иногда я думаю – зачем составлять из нот песни? Неужели недостаточно их изначальной красоты и чистоты. Мне кажется, я только порчу их, когда пытаюсь собрать в мелодию...
КЕЙТ (задумчиво): На днях я видела сон. В нем было больше идеи и смысла, чем во многих картинах моего Голливуда и Голливуда моей матери.
БЕЛЛАМИ (погружено в себя): …словно малый ребенок собирает нелепую пирамидку из работ Фаберже.
КЕЙТ (непринужденно): Сложно сказать в искусстве что-то, после Гомера и Шекспира. Мы занимаемся репликацией. Бесконечно повторяем многажды сказанное.
БЕЛЛАМИ (разочарованно): Я оглядываюсь назад и вижу, как беспорядочно и странно все, что я сделал за эти годы. Что останется на этом земле, когда я уйду под нее? Я называл песни своими детьми, но теперь у меня есть ребенок. Как я ошибался…
КЕЙТ (с любовью): Или все-таки нет?... Когда я держала на руках крохотного Райдера, когда медсестра принесла мне Бинга… Я не знаю ни одного фильма, книги, песни, которая описала быть хоть на секунду близко то, что я ощущала в этот момент. Наши дети – вот источник для вдохновения.
БЕЛЛАМИ (тепло): Когда я думаю, что буду жить далеко от своего ребенка, мне невыносимо – тяжело и страшно. Все замерзает во мне от этих мыслей.
КЕЙТ (ободряюще): Мы оба знаем, что этого не будет. Ребенок будет твоим и моим, всегда рядом. Ему будет хорошо.
БЕЛЛАМИ (грустно): Никому теперь уже не будет хорошо.
КЕЙТ (тихо): Ты патетичен, Беллами, но наша жизнь это вызов хаосу. Мы упорядочиваем его каждым поступком. Все, что я сделала – упорядочила тот хаос, который творился в нашей семье с момента объединения. Я расставила все по местам.
БЕЛЛАМИ (удрученно): Возможно, мы действительно заигрались в отношения. Симпатия не означает любовь, секс - отношения. Совпадение взглядов не означает готовность к детям.

Медленно загорается третий источник света – по центру сцены. Там – третий человек. Как и предыдущие, персонаж в тени. По очертаниям невозможно угадать, мужчина это или женщина.

КЕЙТ (ласково): «Сегодня возьми то, что сегодня, ибо не думай, что завтра придет, и ты возьмешь больше»
БЕЛЛАМИ (просто): Тогда возьми все, что ты у меня взяла, а я буду доволен тем, что взял у тебя. На этот раз, как мне кажется, я не упустил шанса стать лучше.
КЕЙТ (счастливо): Отпускаю тебя.
БЕЛЛАМИ (шепотом): Спасибо и прощай.

Два света гаснут, остается только третий силуэт. Человек садиться на сцену, скрестив ноги, обхватывает голову руками в жесте задумчивости и одиночества. Последний источник света гаснет.

Занавес.
запись создана: 10.12.2014 в 01:57

@темы: писательство, мой креатив, Пьеса с антрактом, MUSE

URL
Комментарии
2014-12-10 в 08:11 

Танцующая с призраками
ГП головного мозга Палата 9 и 3/4
:lol::lol::five:

как жывые, как жывые!

2014-12-10 в 09:08 

_Agni_
феерично)))

2014-12-10 в 10:28 

Schnizel
Если не можешь победить честно, тогда просто победи
:lol::lol::lol: ждал, ждал, признаюсь. неизменно радует. :peshi: можно унести в закрома? :dve:

2014-12-10 в 11:57 

Lady_orange
Танцующая с призраками, почему как?) вполне себе живые и даже теплые)

_Agni_, уж какие есть)

Schnizel, конечно. Но я вечером допишу)

URL
2014-12-10 в 11:58 

Танцующая с призраками
ГП головного мозга Палата 9 и 3/4
Lady_orange,
я о том же, но образно)))

2014-12-10 в 12:05 

Lady_orange
Танцующая с призраками, пардон сбакланил)

URL
2014-12-10 в 13:32 

mysteryofobscurity
Катберт конечно знал, что некоторые люди могут достаточно длительные периоды обходиться без слов, но понять этого никак не мог. ©
блин, я тебя обожаю :kiss:

2014-12-10 в 17:40 

androverdan
"...танцуй со мной так, как танцевал до сих пор, - ответил Макврайс, - и я никогда не устану. Мы только сотрём башмаки до дыр и добредём до звёзд и до луны".
Я, конечно, всё прочитаю, но сперва — ЧТО???
Мэтт снова холостой?

2014-12-10 в 20:13 

Lady_orange
mysteryofobscurity, я совершенно не против)

androverdan, почитай запись ниже) да, кейт разорвала помолвку. Что крайне печально

URL
2014-12-11 в 01:42 

party son.
:heart::heart::heart: чудесно!!!!

2014-12-11 в 01:47 

Lady_orange
party son., спасибо! Хотя повод нерадостный (

URL
2014-12-12 в 20:38 

androverdan
"...танцуй со мной так, как танцевал до сих пор, - ответил Макврайс, - и я никогда не устану. Мы только сотрём башмаки до дыр и добредём до звёзд и до луны".
Ыыы... "отец одного ребенка и трех миллионов поклонников" — это ПЯТЬ! :lol:
И роскошная характеристика этой, как там её, Хадсон тоже прекрасна! :lol:
Пламенно жду континиеда!

2014-12-13 в 19:26 

Lady_orange
Ну кукушка это все же немного не то, но я так и не придумала, чем ее заменить. Черной вдовой - слишком громко=))))))) Продолжение есть)

URL
2014-12-13 в 20:01 

androverdan
"...танцуй со мной так, как танцевал до сих пор, - ответил Макврайс, - и я никогда не устану. Мы только сотрём башмаки до дыр и добредём до звёзд и до луны".
ох...

2014-12-14 в 00:01 

Lady_orange
таким оно задумывалось изначально))

URL
   

Заводной апельсин

главная