Lady_orange
Полтонны субъективных слов о спектакле "Дневник Анны Франк on-line"

Удивительное дело, граждане и сочувствующие. Второй месяц в нашем замечательном (а кое-какой ордой людей и любимом) театре доктора Дапертутто #ТДД идет спектакль "Дневник Анны Франк on-line", но найти по нему отзыв в интернете не так-то и просто. Пара сухих новостных сюжетов, несколько селфи в инстаграмме, и, полагаю, море обсуждений где-то очень глубоко в личке вконтакта (и у меня, кстати, тоже такое имеется – привет, Витя!).

Есть такая у критиков и людей, к ним примазавшихся, небольшая черта, они трусоваты. Оно и понятно, чем дальше твое лицо от оппонента, тем меньше шансов, что его справедливо (и с любовью к искусству) начистят. Да что там критика, мне зачастую даже не хватает моральных сил подойти к актеру, дотронуться до плеча, заглянуть в глаза и искренне, от всей души поблагодарить. Вот же они, казалось бы, живые, ходят мимо, только руку протягивай. Но вдруг думаешь – что человека отрывать? Может, он за хлебом в магазин спешит, а тут ты, со своим неуместным, полупридушенным от смущения «спасибо». Ну да что же, коль скоро сама я такая нерешительная, пусть мой текст, вот этот вот, добрый читатель, сделает всю работу за меня.

Прошу заранее простить некуртуазность фраз и неглубокую закапываемость в материал – все серьезные журналы критики прислали мне письмо с этим текстом и просьбой о публикации обратно, с отказом и 100 рублями на скрепке – чтобы не дай бог не писала еще раз.

Спектакль, что и говорить, непростой. В теплой и проветренной квартире, на диване сидя и почитывая «Forbes» (или «Вестник ЗОЖ»), как-то непривычно современному человеку вспоминать о таких словах как «геноцид», «холокост», «люстрации» и прочее. Да может, оно и к лучшему – помнить постоянно и постоянно вспоминать – две грани одного понятия, которые очень не хочется путать. Помнить постоянно мы должны, но постоянно вспоминать, ежедневно возвращаться к этим событиям, обсуждать – значит, словно песком затирать значимость, стирать налет сакральности с события, его неизбитость и небытовушность. И потому, на мой взгляд, так важно, не полоща тему ежедневно, иногда возвращаться мыслями к самым важным событиями, перетряхивать внутри себя ящик с эмоциями и вывешивать их на свежий воздух, под яркий свет театральных софитов, проветривать от пыли и латать поеденные мышами дыры. Именно для этого нужны фильмы, театральные постановки, изобразительное искусство, в которых событие живет, нет-нет, да и напоминает о себе, задает неудобные, неприятные, но нужные вопросы. И если произведение хорошее, спектакль сильный, актеры знают свое дело – то пусть больно, через шок и слезы, через удар в область сердца – а может и без них, но к зрителю приходит пусть и временное, но очищение. От цинизма и скепсиса, снобства, эмоциональной близорукости, равнодушия – всех изъянов души, которые так нужны сейчас для защиты от психических перегрузок.

Я, признаюсь, шла на спектакль с некоей долей скепсиса. Постановка, построенная на комментариях интернет-троллей, о несчастной замученной еврейской девочке, прожившей последние годы своей маленькой и совершенно обычной жизни взаперти, словно в мышеловке, а скончавшейся в сентябре 44 года в немецком концентрационном лагере. Что еще можно сказать о ней, чего не сказали до этого? Дневник Анны читают и обсуждают два разных мира. В уютной комнатушке с желтоватым светом лампы Андрей Черкашин читает его тихо и светло, искренне, открытым сердцем, знакомя зрителя с настоящей девочкой, какой ее не знали даже родители – но узнали все читатели ее дневника; в комнате, где холодные современные люди, больные кто звериным цинизмом, кто жаждой монетизировать идею, кто юношеским максимализмом, обсуждают будущее издание дневника Анны, решая, добавить ли туда современные комментарии, мнения «pro» и «contra», накопившиеся за 73 года его существования. Здесь и сомнения в подлинности документов, и неудобные подробности жизни ее семьи, и просто равнодушное непонимание важности самого дневника и событий, ставших причиной его знаковости и мирового признания.

Стоит ли говорить, что актеры играют (как всегда) прекрасно? Стоит. Никогда не надо упускать возможности их поблагодарить. Спасибо вам, замечательные вы люди. Вы пропускаете через душу электрический ток, и отдаете тепло, эмоции, настроение, отдаете часть себя и дарите это все безвозмездно, искренне и честно, не прося ничего взамен. Вы проживаете чужую жизнь, чтобы рассказать нам о нашей; напряжением своих нервных сил, заставляете чувствовать и нас, вручную запускаете зрительское сердце и заставляете его биться немного иначе. Вы иногда смешите, иногда разрешаете плакать, иногда наталкиваете на мысли, и уж точно всегда отрываете от того, что принято называть неопрятным словом «бытовуха». Потому что в жизни должно быть и что-то помимо нее. Высокое, светлое и незапачканное масляными руками.

Пожалуй, я сразу скажу о том, что срезонировало в моей душе сильнее всего. Последние 5 минут спектакля были тем решающим фактором, после которого я четко поняла, что захочу посмотреть постановку еще раз, – и рекомендовать, рекомендовать обязательно. Как прививку от черствости, от зашоренности, от отравленности непрофессионализмом современного искусства. Все остальное действие, безусловно, было познавательно и интересно, и задевало, но вот эти минут даже не пять, а десять, с танцем, аудиозаписями, фото – ударило словно авиация. Стало больно, и одновременно спокойно. Я вдруг подумала – да и черт с ними со всеми этими глупыми людьми из интернета, троллями, эттеншнвхорами, политиками, всей этой пеной бытия. Пока есть такие спектакли, актеры, которые готовы это играть, зрители, которые плачут при просмотре, наверное, не все так плохо. Выходила из зала я с ощущением, что меня покромсали на кусочки и сложили заново. В кого-то, наверное, чуть лучше. А дома я села и прочитала все, о чем говорилось в спектакле. Истории, комментарии. Не плакала, конечно, но думала, много думала.

Алексей Водопьянов, Валерий Малышев, Владислав Шабанов, Илья Бирюков, Андрей Черкашин – каждый по-своему пронзительный, важный, нужный спектаклю характер, каждому отдельное искренне спасибо. За то, что взяли за руку и провели через все ужасы выплеснутого на зрителя кромешного мрака и очищения через сострадание и боль за персонажей, через непонимание, неприятие и приятие каких-то точек зрения. Через понимание, что люди разные, и по-своему правы. Через отторжение и сочувствие. Каждому спасибо и всем вместе. И Наталье Аркадьевне Кугель спасибо. За невероятную концовку спектакля, за честность в выборе тем для постановок, за волшебный талант бросать актерам нашего театра каждый раз вызов новой ролью, а зрителю – честь приходить и приобщаться к чему-то не из привычного мира - правильному, смелому, откровенному и иногда даже обнаженному в своей искренности.

Спасибо, спасибо, спасибо.

Ну вот, сказала – и хорошо. Может, прочитаете и будет хоть немного мне проще, что не могу этого сделать лично. Впрочем, лично и не смогла бы. Ну в самом деле, магазины с хлебом столько не работают, сколько бы я вам все это в жизни говорила! #домМейерхольда #ТДД_Пенза #ТеатрДоктораДапертутто

PS Вы уж простите, друзья мои, если я чего-то не поняла, упустила, где скосноязычила. История моего появления в зрителях этого спектакля сложная, начиная от того, как мне удалось на него попасть изначально (спасибо, Илья), и как добраться (из Саранска, в последний момент на такси, поспав всего 2 часа в этот день из-за работы), и потому я наверняка что-то проглядела, где-то не до конца прочувствовала. Но я старалась.

@темы: писательство, мой креатив