Товарищи мои ПЧ и просто люди!! Наступил таки это праздник, РОЖДЕСТВО!Не, ну там еще и НГ был, но про него уже столько всего писали, что мне как-то не интересно было=)Я сама, если честно, праздники справляю только ради того, чтобы с друзьями повидацца=)

В общем, всех с НГ и рождеством, желаю всего всего всего, чего сами себе нажелаете и побольше побольше побольше=)))Штобы на весь год хватило и еще немножко осталось на запас.

И раз я сеня такая щедрая, давайте что ли поклонникам моей Тани сделаю подарок и кину еще кусочек Таньки=)
- Тихо…
Таня принюхалась к обстановке в квартире. Непонятные звуки из спальни Сергеича, а так вроде все в норме. Она прокралась к своей комнате, по дороге собрав разбросанные по полу и наполовину растерзанные неизвестным, непонятно откуда взявшимся в квартире, хищником, вещи. По мере приближения к комнате, все явственней из спальни доносились звуки непонятного происхождения. Таня сделала морду кирпичом, когда до нее дошло происхождение звуков.
– Блин, а так поспать хотелось.
Она собиралась остаться в квартире друга до утра, но у Волика вдруг откуда-то появились срочно-неотложные дела, которые он просто не мог не решить именно этой ночью, и именно в своей квартире. Таня не дослушала, что он там лепетал по поводу срочного совещания папиного Кабинета Министров именно в его квартире, и ушла, понимая, что Волик так и не научился врать. Понадеявшись на свои быстрые ноги и то, что Александр Сергеевич довольно быстро отходит, она направилась в квартиру с твердым намерением выспаться.
Но сегодня все было против нее.
Едва поняв, что же происходит за стенкой в комнате писателя, она приготовилась к долгой бессонной ночи. В комнате, улегшись на единственное лежачее место, тихо посапывала Катя. Она наверняка уже просматривала пятнадцатый сон. Таня с завистью посмотрела на безмятежное лицо новоприбывшей. Она тоже очень хотела спать, но понимала, что под такой аккомпанемент уснет, только если ей на голову свалиться Великая Китайская стена, с Императором в придачу. Таня еще раз вздохнула и улеглась прямо на пол, кое-как приладив вытащенную из-под сопящей сожительницы подушку себе на уши. Катя только сонно вздохнула и перевернулась на другой бок, отлично чувствуя себя на оставшейся второй.
Подросток еще поворочался под подушкой, старясь натянуть ее как можно глубже. Звукоизоляция, надо сказать, так себе, только сопеть возмущенно мешала. Таня старательно закрыла глаза, не представляя, почему несчастная кровать до сих пор не развалилась от столь долгих упражнений на ней, а только так жалобно скрипит.
Резкие стоны перешли в сладкие вздохи, когда Таня, окончательно измучившись, и скинув, наконец, с себя изжеванную подушку, резко встала и с ней же в обнимку решительно направилась через гостиную в комнату к Олегу. Его комната располагалась дальше от спальни Саши.
Хозяин широко раскинулся на кровати, раскидав по подушке темные как у брата вихры, и похрапывал. В его комнату без стука шумно ввалилась девушка, с хлопком отправив на пол подушку, за которой последовала сама, растянувшись на темном ковре.
- А-а-а, - блаженно закрыла она глаза, - тишина-а-а-а…
- Эй, ты чего здесь делаешь? –свесился с кровати Олег.
- Спроси своего брата. Я концерт на ночь не заказывала, так что слушать не обязана. Похраплю тут у тебя, пока это безобразие не закончиться, и…о-у-а-а…- не закончила она, зевнув так, что Олег испугался, как бы она не свернула челюсть, – …ладно?
Тот пожал плечами, снова устраиваясь на кровати.
- Да спи, кто ж против. Только на кровать не рассчитывай, я не джентльмен.
- Угу, - уже засыпая, пробормотала Таня, - они в семейниках не спят… - и перевернулась на другой бок, свернувшись калачиком.
Олег быстро запахнул одеяло и откинулся на подушку, закрыв глаза. Но теперь и он услышал то, что происходило в комнате брата, что согнало прочь сон. Он заворочался на кровати.
- Эй, а ты не боишься? – Начал он интеллигентный разговор с Танькиной спиной. Та вздрогнула и зашевелилась, издав непонятный сонный звук.
- А чего вдруг? Несовершеннолетних все равно не судят. Ну, посижу за твое убийство дней пять на хлебе с водой, потом отпустят. Меня поймут – говорливых никогда не любили. – Довольная произведенным эффектом, опустившим тишину на комнату, Таня снова прикрыла глаза. На этот раз она намеревалась точно уснуть, даже если потом Сашка будет мозги промывать по поводу того, что это был его единственный младший брат, и он его так любил, так любил…!
- Да нет, я не об этом, глупая. –Олег сполз и уселся на пол, спиной опираясь на кровать. – Ты вот так просто пришла к неизвестному мужчине с подушкой, неужто ты совсем не боишься? А вдруг я маньяк какой?
Лопатки и плечи впередилежащей подозрительно затряслись.
- Маньяк! Ой, не смеши мои коленки, им нервный тик после такого обеспечен. Маньяк в семейниках, - прыснула Таня, - а это звучит!
Она снова перевернулась на спину, кося хитрым веселым глазом на парня. «Вот юморная семейка. Что один, что другой» - она смерила взглядом худую фигуру Олега.
- Чего? – Удивился тот, стаскивая с кровати одеяло и заворачиваясь в него. – Ты что же, сомневаешься во мне? Думаешь, не способен?
- А то, - весело откликнулась собеседница, - заманьячишь до смерти. Они прямо там от смеха сдохнут, тебе даже напрягаться не надо будет, всех положишь, хе-хе.
- Значит, оскорбляешь, да, мелочь красная? А вот я сейчас твои рыжие патлы-то намылю за неуважение к взрослым, - скинул он с себя покрывало, поднимаясь во весь рост.
- Смотри, семейники от возмущения не спотеряй, рестлер уроненый, - кинула Таня в него подушкой, которая только мешала. «А спать этой ночью, видимо, все равно не придется…»
Как пророчески прозвучали эти мысли…

Часть вторая:
Воссоединение гвардии!

Уже минут десять Саша лежал на кровати, прислушиваясь к непонятному шуму, происходящему, как ни странно, не в комнате Тани, а в комнате его единоутробного брата. Причем шум был несусветный, будто сам Архангел Михаил спустился с небес и самолично гонял хвостатых прямо в квартире. Да так гонял, словно оттягивался после столетнего воздержания. Решив разобраться с деятельным крылатым, Александр Сергеевич вежливо извинился перед мадам, и покинул ложе, на ходу обещая сшить из брата куртку, если окажется что-то несерьезное или вообще ничего не окажется. По мере приближения к комнате шум нарастал, раскалываясь на гром падающей мебели, чей-то веселый голос и ругань, сопровождающую каждый последующий удар об пол. Писатель толкнул заклинившую дверь.
Дежурная фраза типа «Это что в моей камере твориться?» застряла в горле, зацепившись за голосовые связки, когда Саша обозрел открывшуюся картину. В выжидательной позе, уставившись на него, на полу лежала парочка подростков.
Таня, засунув пальцы в рот Олега, прилагала старания к иллюстрации знаменитой лепнины кого-то там под названием «Геракл, пока не дошедший до моргал, рвет пасть ни в чем не повинному льву», одновременно левой ногой пытаясь пиннуть противника в живот. Олег же, ласково навертев волосы девушки на кулак, пытался придумать ей новый имидж в лучших традициях Юли Чичериной или всем известной Маши с ее выводком медведей.
Безмолвная сцена, которой позавидовал бы сам бессмертный метр Гоголь. Первой из каматоза вышла Таня, она пихнула таки Олега, но только поморщилась, когда ушибла колено об позвоночник худющего парня.
- А-а… Александр Сергеевич… уже освободились? – Протянула она с издевкой в голосе. – Что так быстро? Еще не все соседи позвонили в скорую помощь, а парочка еще только готовиться звякнуть в психушку.
Писатель промолчал, но начал резко мрачнеть.
Словно не замечая этого, Олег выплюнул изо рта пальцы Тани. Он проверил, не свернула ли она ему челюсть в паре мест, и осуждающе кивнул.
- Ты, брат, и вправду разошелся. Надо же учитывать, что здесь еще есть люди… в радиусе двух километров.
- Да куда там, - поддакнула Таня, вытирая руки об Олежкины же семейники, как бы отряхивая их. – Наш ловелас
придерживается философии, что если уж отрываться, то по полной программе, у него же это так редко бывает…(Саша продолжал мрачнеть) А может, вам стены войлоком оббить? У этого способа отличные показатели и широкая практика. Вы там хоть ламбаду под тамтамы танцевать сможете.
- Нет, - Олег покрепче намотал рыжий локон на кулак, - в данном и конкретном случае соответствующие мероприятия нам не помогут, разве что двойным слоем, метра два толщиной каждый. Ты бы знала, чего в Америке творилось, когда мы в одной квартире жили, через стенку. (Саша медленно досчитал до десяти) Вот это были …
- Да можешь не рассказывать, вот у нас прошлым летом чего было… сейчас расскажу – рыдать будешь от зависти…
Последняя капля гулко упала в наполненную до краев чашу безграничного терпения Саши, шумно выплеснув содержимое…
**

- Александр Сергеевич, вы что, обурели что ли??? Я вам сейчас тако-о-ой концерт устрою, собаки соседские обзавидуются моему вою!!!
- Думаешь, он тебя слышит?
- Ну хоть одежду дайте!?
Из окна шестого этажа плавно выпорхнули пара тряпок, мягко приземлившись аккурат на физиономию Тане. Она стояла под окнами дома и скулила на весь проспект. Рядом, прямо на траве около двери в подъезд, сиротливо сидел Олег. Парень молча принимал удары судьбы, давно привыкнув к такому поведению брата. Вот только в Америке ночи потеплее были.
Саша не кричал, не бил, не возмущался, а просто взял обоих за шкирку и выкинул за дверь. Спустил с лестницы и выгнал из подъезда, чтобы не скулили под дверью квартиры. Дверь в подъезд запер изнутри, при этом ледяным голосом пожелав спокойной ночи и приятных снов.
Олег зябко поежился, растерев плечи руками. Расщедрившийся писатель скинул им брюки и рубашку.
- Эй, - притерлась к парню Таня, - ты ведь и так закаленный, может, поделишься?
Пострадавший резво выхватил рубашку из рук чуда.
- Ты, кстати, нормально одета, а на мне вообще ничего нет, так что не наглей.
- Это я–то нормально одета?! Ты считаешь шорты и топ самой подходящей одеждой для раннелетней ночи?
Ну вы, братья, прямо друг друга стоите. Садисты! – Она отвернулась, не забывая подгадывать удачный момент, чтобы стибрить вещи и закутаться потеплее. Олег, видя этот хищный взгляд, быстро оделся и застегнулся на все пуговицы.
Двое уселись рядом на травке и начали мирно решать, что же делать?
- Да плюнем на все и возьмем квартиру штурмом! Уж это-то я могу!
- Не сомневаюсь, - скептически хмыкнул Олег, кинув косой взгляд на баламутку. – Только знаешь, что нам стобой будет? Ты-то убежать к своему Волику успеешь, а у него рука, – парень потрогал челюсть, - рука тяжелая, а я? Видела «Фантомас разбушевался»? А «Возвращение мумии»? Тебе меня не жалко?
Таня только грустно вздохнула. Когда писателя выведешь из себя, не позавидуешь никому, он на редкость злопамятный.
Над ними наливалась желтизной почти полная луна, ветки деревьев стали нервно подрагивать, – по их верхушкам пронесся легкий ветерок, мягко светили фонари, разгоняя темноту вокруг дома. Нет, вариант штурма отпадал однозначно. Оставалось одно…
- О, милиционер. Гражданин уполномоченный, будьте добры! – вскинул руку сосед, увидев на углу вышедшего постового.
- Ты чего делаешь? Проблем хочешь?
- Какие проблемы? – удивился парень, - Нас сейчас в участок отведут, там хоть теплее, чаем напоят. Все лучше чем здесь сидеть на траве мокрой.
Таня даже поперхнулась от такой наивности, не терпящей возражений. Глаза Олега несколько раз непонимаю-ще моргнули, а постовой у угла, увидев парочку, медленно направился к ним.
Подросток постарался максимально доступно объяснить приятелю, что же значит «посидеть» в гостях у милиционеров.
- Да ты со своей Америкой с катушек, что ли, слетел? Проснись, мальчик, - она постучала кулаком по его лбу, - это суровая Россия с водкой и бурыми мишками! Думаешь, ты сейчас на кого похож, почти в одном белье без документов? Они тебя приютят, конечно, и будешь пару дней в мартышнике, или как у них там, в крольчатнике, сидеть! А потом вообще окажется, что ты укокошил парочку банкиров, заодно и поможешь раскрываемость им повысить, детина нездоровая!
- Да? Тогда чего мы сидим?? – Он резво вскочил на ноги, хватая за руку просветительницу. – Давай тогда ноги делать. А то если Сашка меня еще и из хорьчатника этого забирать будет… у-у-у… - И они резво взяли третью скорость под аккомпанемент заливающегося на всю улицу свистка.
Резвые ноги никогда не подвдили Таню, Олега подгонял еще и страх перед неизбежным избиением старшим братом, но и органы тоже бегали ничего, поэтому вырисовывалась интересная картина Олимпийских соревнований в легком весе по бегу на пересеченной местности.
Из-за угла вывернуло такси, следующее параллельно маршруту забега по дороге.
Таня, уже пару минут не дававшая фору машине, вдруг резко вскрикнула и, не прекращая движения, радостно заулыбалась, маша в окно пассажирам рукой.
- Ой, тетя Алика! Здравствуйте! – Весело болтала она, бежав наравне с машиной и радостно лыбясь в стекло, тем самым доводя до истерики водителя. Мужчина постоянно подгонял машину, безуспешно, правда- девушка не отрывалась от желтенького такси ни на шаг. Она продолжала рассказывать тете об их жизни: – Я а вас так ждала для встречи! Отдыхали, да? Как прошел отдых? Загорели?
Тетя Алика даже приспустила стекло и, улыбаясь, продолжила светскую беседу.
- Таня, я тебя тоже очень рада видеть! Школу закончила? Поступила? Заходи к нам на чай, я тебе все расскажу, поболтаем. Андрей тоже по тебе скучал, правда, милый? – Обернулась она к сидящему рядом Андрею. Тот только покачал головой, выдав конструктивное предложение.
- Милая, а может, остановим машину? Наверное, Таня устала, не находишь?
- О, конечно! Будьте добры…
Машина затормозила настолько резко, что Таня вместе с Олегом по инерции пробежали еще пару-тройку метров, резво затем заскочив в машину.
- Поехали! Ну, бегом, чего смотрите, я не белый медведь в валенках.
Такси также резко стартанула с места, оставив далеко позади задохнувшегося от натуги свистеть как можно громче милиционера. Подросток, естественно, сел на заднее сиденье, втиснувшись между парой, и счастливо облобызал обоих. Причем Андрея она облобызала с удвоенным рвением, как благодетеля, при этом еще и крепко пожав ему руку. После приветствий Таня начала пространно распространятся по - поводу того, почему же они оказались в такой час на улице и что это за пузатое нечто, так надрывно свистящее в желтенькую загогулинку. По окончании слезного рассказа Алика сочувственно пожала плечами, обняв девушку.
- Бедная ты моя, Саша и вправду перегнул палку. Олег, ты так изменился. Такой стал взрослый молодой человек. – Она расточала комплименты еще минут пять. Пока Андрей молча терпел ерзанья Тани на своем новом пиджаке, а затем нервы издателя просто не выдержали.
- Значит, Таня, ты приехала недавно? - Осторожно спихивая ее с бледной ткани, пропыхтел он.
- Да! И представляете, даже не выспалась! А Александр Сергеевич взял да и…
- …выгнал. – Грустно закончила Алика, всем своим видом показывая, как она негодует. – Ну что, раз он тебя выгнал, значит, тебе негде ночевать?
- И ночевать она, естественно, будет… - тихо начал ее возлюбленный, тяжело вздохнув от нехорошего предчувствия.
- …у нас, конечно же! – Удивлення тем, что Андрей до сих пор не понял такой прописной истины, распахнула глаза женщина.
- И почему это я не удивляюсь? – Задал риторический вопрос сам себе издатель, вздохнув еще разок от сознания своей несчастности. Отдохнуть сегодня хотелось не одной Тане, а получиться, видимо, как обычно, только у нее…

**

@темы: мой креатив, ментальный стриптиз, йумор, Танька, ПЧ, писательство